Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD61.37
  • EUR62.51
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 14923

Полномасштабное военное вторжение России в Украину продолжается уже почти полгода, за это время изменился и его характер, и размах, и цели сторон: в Кремле, очевидно, больше не рассчитывают на захват всей страны, а вот в Киеве, наоборот, заговорили о полном освобождении занятых российскими войсками территорий. Оптимизма Украине прибавили поставленные западными союзниками вооружения. The Insider попытался оценить, как западное оружие в действительности влияет на ход войны.

Содержание
  • Что поставили Украине

  • Как используется поставленное вооружение

  • Что нужно для контрнаступления ВСУ

  • До сих пор ряд стран вместо поставки танков и самолетов придерживаются линии недопущения эскалации»

  • «США должны снять ограничения на поставки из своего арсенала»

  • «Поставлять тактические вооружения Украине надо не единицами, а десятками»

Что поставили Украине

Несмотря на множество просчетов в военном планировании, проблемы со снабжением, связью, управлением и тяжелые потери, Вооруженные силы России (ВС РФ) и формирования («народные милиции») «ДНР» и «ЛНР» постепенно оттесняют украинскую армию в операционном районе на востоке Украины в Донецкой и Луганской областях. На других направлениях тем временем наблюдается относительное затишье («оперативная пауза»). Российское командование учло ошибки начального этапа войны и больше не пытается вести наступление одновременно на нескольких участках фронта и совершать прорывы моторизованными колоннами в составе батальонных тактических групп вглубь обороны противника.

Характер боевых действий изменился таким образом, что ни танки, ни авиация (за пределами непосредственной линии соприкосновения) больше не играют ключевой роли. Она перешла к «богу войны» — артиллерии. Это отражают и общественные настроения: на смену популярным в соцсетях «Святой Джавелине» и «Святому Панцерфаусту», то есть переносным противотанковым средствам ближнего боя, пришли «Святой Хаймарс» и «Моисей М777», символизирующие дальнобойные артиллерийские системы.

Поставленное Украине западное оружие стало субкультурным феноменом в виде образов своеобразных воинственных «святых»
Поставленное Украине западное оружие стало субкультурным феноменом в виде образов своеобразных воинственных «святых»

Источник

Иными словами, сейчас оперативная обстановка определяется мощью огневых средств поражения и способностью концентрировать артиллерийские удары на узких участках фронта (для ВС РФ) и, соответственно, возможностями противостоять таким попыткам или своевременно предотвращать их (для ВСУ). При таком типе вооруженного конфликта главными становятся артиллерия (ствольная и реактивная) вместе со вспомогательными комплексами вооружений (беспилотники для разведки и целеуказания, системы управления огнем, контрбатарейные радары), а также характеристики используемых боеприпасов и их наличные запасы.

Перспективы Украины выстоять в «войне на истощение» зависят от поставок западной продукции военного назначения: вооружений, военной техники, снаряжения и боеприпасов. И если следить за событиями по заголовкам СМИ, то может сложиться впечатление, что ВСУ получили от союзников колоссальные партии оружия, решительно меняющие ситуацию в их пользу.

На самом деле, по подсчетам Института мировой экономики из города Киль (Германия), общий объем анонсированной военной помощи Украине составляет около €20 млрд, а стоимость поставок ВВТ из них не превышает €14 млрд (остальное — целевые финансовые средства). И вот из этих анонсированных €14 млрд в руки украинских военных передано вооружений всего на €8,5 млрд. Скажем, США объявили о поставках ВСУ военной техники на €6,4 млрд, а реально поставили всего на €2,4 млрд. Другие военно-политические партнеры Киева гораздо оперативнее исполняют свои обязательства, но их объем на общем фоне невелик.

А если внимательно посмотреть на номенклатуру переданного Украине вооружения, то выяснится, что современных западных систем — а не советских или созданных в странах Варшавского блока — в распоряжении ВСУ до сих пор критически мало. Например, все полученные ВСУ танки и боевые машины пехоты — это модификации отечественных Т-72 и БМП-1. Подавляющее большинство бронетранспортеров — это машины на базе американской M113, разработанной еще в 1950-х годах. Более современных минно-защищенных и бронированных боевых машин вроде австралийских Bushmaster насчитывается буквально несколько десятков.

Западные правительства пока только обсуждают возможность поставок боевой авиации и вертолетов, а также систем ПВО собственного производства вроде NASAMS. Поставки беспилотников, не считая турецких Bayraktar, ограничиваются легкими разведывательными моделями и барражирующими боеприпасами.

Единственная категория ВВТ, где приток западного оружия заметен, — это артиллерийские системы. При этом значительная доля и там представлена переданными Чехией и Польшей самоходными артиллерийскими установками (САУ) и РСЗО советского образца с калибром 152 мм и 122 мм соответственно. Найти для них боеприпасы теперь — отдельная головная боль.

Как используется поставленное вооружение

Самый распространенный тип боевого взаимодействия в Украине сейчас описывается термином «артиллерийская дуэль». Стороны обмениваются ударами на больших дистанциях и вынуждены расходовать гигантское количество боеприпасов, чтобы обеспечить плотность огневого покрытия. Целями для ударов служат скопления живой силы и техники, боевые позиции и инженерные сооружения противника, склады боеприпасов, линии снабжения и инфраструктурные объекты. Поскольку запасы снарядов для советских артиллерийских систем на вооружении ВСУ близки к исчерпанию, остановимся подробнее на натовских образцах тяжелой артиллерии. Всего поставлено чуть больше 200 единиц соответствующих систем калибра 155 мм и 227 мм.

Американские гаубицы М777 (они же «три топора») с дальностью стрельбы 24–30 км — пока самый массовый тип западной артиллерии, применяемой ВСУ. В модификации М777А2 гаубицы оснащаются комплексами автоматизации и аппаратурой для стрельбы высокоточными боеприпасами, но достоверной информации о применении корректируемых снарядов в ходе боев пока не поступало.

Прицепные самодвижущиеся гаубицы FH70 способны вести огонь с частотой 6 выстрелов в минуту на дистанцию 24–30 км. Насколько известно, Украина получила несколько единиц FH70 от Италии и Эстонии, а также финские снаряды к ним.

Самоходные артиллерийские установки американского производства M109A3GN, снятые с хранения и переданные Норвегией, имеют дальность стрельбы на 30 км. САУ поступили в 28-ю и 72-ю отдельные механизированные бригады ВСУ.

Французская колесная САУ CAESAR отличается высокой степенью автоматизации, скоростью и маневренностью. Машина разворачивается в боевой порядок всего за минуту, за несколько минут отстреливает боекомплект и примерно через 40 секунд покидает позицию.

Насколько можно судить, именно CAESAR «выкурили» с острова Змеиный российский гарнизон. Неудительно, что российская пропаганда пыталась запустить дезинформацию о потере и даже продаже гаубиц украинскими военнослужащими.

Польская САУ Krab располагает максимальной дальностью стрельбы на 40 км. Самоходка создавалась как замена советской полковой гаубице «Гвоздика» и передается украинской стороне вместе с машинами управления огнем.

Немецкая САУ Panzerhaubitze 2000 (PzH 2000) тоже отличается высоким уровнем автоматизации и возможностью вести огонь на дистанцию в 40 км. Установки приходят в Украину с модифицированными бортовыми компьютерами и интеграцией с украинской автоматизированной системой управления войсками ГИС «Арта».

Как отмечается в докладе британского Королевского объединенного института оборонных исследований (Royal United Services Institution, RUSI), в целом натовская артиллерия калибра 155 мм позволяет ВСУ предотвращать сосредоточение российских войск и эффективно прикрывать развертывание своих сил. Отдельный разговор о реактивных системах залпового огня калибра 227 мм: колесной M142 HIMARS и гусеничных M270B1 и MARS-II. Последние пока что присутствуют на украинском театре военных действий в единичных экземплярах, поэтому речь пойдет о HIMARS.

По словам начальника Генштаба ВСУ Валерия Залужного, своевременная доставка HIMARS позволяет удерживать линию обороны на Донбассе и наносить удары по пунктам управления, складам боеприпасов и топливным базам в тылу ВС РФ. Министр обороны Украины Алексей Резников утверждает, что за то время, когда ВСУ располагали всего восемью РСЗО, удалось уничтожить 30 командных пунктов и складов, снизив темпы российского наступления и уменьшив интенсивность артиллерийских обстрелов. К настоящему моменту Украна получила 12 единиц HIMARS, и оценка Резникова увеличилась до 50 пораженных складов БК.

По независимым подсчетам, темп уничтожения складов со снарядами достигает десятка в неделю. Косвенное признание Кремлем значительного урона, который наносят системы HIMARS, это пропагандистские сообщения об уничтожении и покупке этих систем.

При этом пока что Украине не поставили самые дальнобойное боеприпасы к HIMARS — тактические ракеты ATACMS с дальностью до 300 км. Так что сейчас РСЗО бьют максимум на 80 км, но корректируемыми снарядами GLMRS c GPS-навигацией.

Всего США приняли обязательства отправить 20 единиц. Для фронта длиной около 2000 км это ничтожно мало. Хотя даже пророссийские источники признают: украинцы успешно используют HIMARS для ударов по важным объектам, а системы ПВО оказались не в состоянии эффективно противостоять высокоточным средствам поражения.

Например, в случае с выдающимся по разрушительным последствиям удару по складу БК в поселке Новая Каховка удалось перехватить только половину выпущенных ракет. На Херсонском направлении ВСУ с помощью HIMARS пытается разрушить мосты и линии коммуникации российской группировки на правом берегу Днепра и отрезать ей пути отступления. Оценка государственным агентством ТАСС результативности удара по Антоновскому мосту впечатляет не меньше — в цель попало 11 из 12 выпущенных ракет. Но успех HIMARS обусловлен тактикой российского командования, которое стремится создавать подавляющее преимущество в огневой мощи на небольших участках фронта, чтобы прорывать украинскую оборону.

Такой способ ведения войны требует колоссального расхода боеприпасов и сложной системы логистики и хранения, что и создает уязвимости для поражения высокоточными дальнобойными системами. Российские военные действительно показали невероятную небрежность как в выборе мест для хранения боеприпасов, так и в вопросах маскировки и обустройства таких позиций. Вполне вероятно, что рано или поздно они научатся более совершенным способам маскировки либо перенесут логистические центры дальше от линии фронта. Если же этого не произойдет, то командованию ВС РФ придется искать новые пути выполнения наступательных задач, не полагаясь на сверхконцентрацию артиллерийского огня, либо переходить к обороне, что пока никак не соответствует декларируемым целям Кремля.

Что нужно для контрнаступления ВСУ

Советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк написал 13 июня, что для завершения войны Киеву необходимо 1000 гаубиц калибра 155 мм, 300 реактивных систем залпового огня, 500 танков, 2000 единиц бронетехники, 1000 беспилотных летательных аппаратов. Пока что из этого объема, за исключением танков, поставлено крайне незначительное количество, но следует учитывать, что США не начали отгрузки в рамках программы ленд-лиза.

19 июля министр обороны Украины Алексей Резников сообщил во время дискуссии в Atlantic Council, что Украине требуется около 50 систем HIMARS, чтобы остановить наступление ВС РФ, а для контрнаступления — 100 таких РСЗО. Но ни HIMARS, ни конкретные типы боеприпасов нельзя считать «чудо-оружием». Сами по себе сверхточные и дальнобойные системы не переломят ход войны в пользу Украины до тех пор, пока ВСУ и ВС РФ по крайней мере не сравняются в огневой мощи. По состоянию на июнь, то есть уже после начала поставок западных артиллерийских систем украинцам, российская сторона обладала десятикратным преимуществом в плотности артиллерийского огня.

По приблизительным оценкам, превосходство в стволах составляло 20 к 1, в расходе снарядов — 40 к 1. И чтобы выровнять ситуацию, требуется не просто больше гаубиц, САУ и РСЗО, но и бесперебойное снабжение боекомплектом, эффективная система хранения и логистики боеприпасов, комплексные решения в области целеуказания и управления огнем. Насколько ВСУ справится с этой задачей, станет ясно тогда, когда количество эксплуатируемых HIMARS, CAESAR и других систем позволит решать задачи по крайней мере оперативного уровня.

«До сих пор ряд стран вместо поставки танков и самолетов придерживаются линии недопущения эскалации»

Давид Гендельман, израильский военный эксперт

В первую очередь критическое влияние оказали и оказывают поставки Западом огромных количеств боеприпасов, главным образом артиллерийских. Без этих поставок всё бы уже давно кончилось. В плане именно вооружений, учитывая продолжающиеся потери в материальной части ВСУ в ходе боев и ракетно-авиационных ударов, поставленные вооружения, прежде всего артиллерия всех видов, частично компенсируют эти потери и превосходство ВС РФ в огневой мощи.

Без поставок Запада всё бы уже давно кончилось

Для решительного перелома ситуации в свою пользу Украине нужны новые соединения, полностью укомплектованные личным составом, техникой и вооружением, в том числе тяжелым. С личным составом проблема в том, что кадровое ядро ВСУ выбивается в ходе боев и мобилизованные уступают ему по качеству, даже после проведения подготовки. Но личным составом Украине никто не поможет, приходится работать с тем, что есть. Помочь можно вооружениями, именно поэтому Украина постоянно на всех площадках требовала и требует их. Для серьезного контрнаступления нужно большое количество ствольной и реактивной артиллерии; бронетехники — танков, БТР и БМП, средств ПВО, а также авиации — но авиация вопрос более сложный как в техническом, так и политическом плане, поэтому об авиации скажем отдельно. Кроме того, нужны дополнительные средства качественного усиления, чтобы это тяжелое вооружение было более эффективным — разведывательные и ударные БПЛА, контрбатарейные РЛС, средства связи, РЭБ и т. д.

От ленд-лиза как минимум можно ожидать хотя бы некоторого увеличения количества того, что уже поставляется, то есть буксируемых и самоходных артиллерийских орудий, РСЗО, заявленного начала поставок ЗРК, и, разумеется, боеприпасов. Будет ли это увеличение значительным — это вопрос политического решения, насколько администрация США решит реально мобилизовать американскую военную промышленность, в том числе для возмещения переданного из наличия. Расширение номенклатуры на ранее не поставляемые платформы, как, например, танки, — это тоже вопрос политического решения. Какое-то число можно было дать и из наличия, но США пока не поставляли танков именно по политическим причинам.

Украине нужны новые соединения, полностью укомплектованные личным составом, техникой и вооружением

На тактическом уровне HIMARS и CAESAR несомненно влияют на ход событий. Для какого-то оперативного эффекта, не говоря уже о стратегическом, поставленных количеств недостаточно, но для тактического на конкретном участке фронта — вполне. Российское наступление идет за счет превосходства в огневой мощи, поэтому удары HIMARS по складам боеприпасов срывают темпы наступления — и в этом их главный вклад. Разумеется, в информационной войне они представлены гораздо шире, чем в реальной, но такова суть информационной войны. Есть также обратные примеры, как, например, украинская САУ «Богдана», которая получила главные лавры в освещении отвоевания острова Змеиный, при том что реально гораздо больший вклад в это внесли CAESAR и другие западные средства. А «Богдана», во-первых, всего одна, а во-вторых, она еще не закончила испытаний и не доведена до полной кондиции.

Как мы видим, пока далеко не все западные страны настолько включились в войну, как хотела бы Украина. Многие продолжают политическую линию «недопущения эскалации», в том числе в вопросе поставки танков и самолетов. И если авиация — это более сложный вопрос, потому что кроме переобучения летчиков нужна сложная наземная инфраструктура и сложное техобслуживание, то с танками это проще, и это именно вопрос политического решения. Как мы уже видели, Испания, например, заявила о готовности передать 40 танков «Леопард 2», однако Германия это решение заблокировала, так как танки были исходно немецкие, и собственные «Леопард 1» с хранения тоже отказалась давать. Поэтому танки советских образцов поставили только Польша и Чехия, а западных пока не было.

Однако, что касается авиации, в политическом плане в последние дни начались подвижки. Конгресс США утвердил поправку к ежегодному акту о национальной обороне, согласно которой выделяется $100 млн на обучение украинских летчиков и обслуживающего персонала работе с американскими самолетами и авиационным вооружением. В первоначальном июньском законопроекте прямо было написано «F-15, F-16 и другие воздушные платформы, пригодные для воздушных боев», и вооружения «такие как AIM-9X2 или AIM-9M», в окончательной версии — это более абстрактные «американские самолеты и другие воздушные платформы, пригодные для воздушных боев и поражения наземных целей» и «соответствующее вооружение». Желание получить F-15, F-16, F/A-18, возможно, и штурмовики А-10, хотя они ограничены в применении по сравнению с вышеуказанными, Украина выражала давно, и сейчас мы видим возможное начало процесса.

Пока далеко не все западные страны настолько включились в войну, как хотела бы Украина

Что касается советского вооружения, проблема в том, что доступных для Украины вооружений советского образца почти не осталось. Есть страны, где их много, например, в Индии танков советских и российских образцов на вооружении есть несколько тысяч, но она не собирается их давать Украине. А в согласных на это странах, как, например, в Восточной Европе, значительная часть уже передана. И сейчас мы видим сообщения, что кроме уже поставленных танков Т-72М1 Польша начала передавать Украине также танки PT-91 Twardy — польское развитие того же советского танка. В целом на вооружении ВС Польши этих танков 232, что сравнимо с количеством переданных Т-72М1. Поэтому если их передадут все, к примеру, в обмен на американские «Абрамсы», то это значительное число, но это последние польские танки советских и пост-советских образцов.

Аналогично положение в Восточной Европе с артиллерией, РСЗО, ЗРК и прочим, а также с деталями советских самолетов либо самолетами целиком, которые поставляются под видом деталей. В целом мы видим, что всё возможное украинские представители выгребают по всему миру, не только в Европе, и работа ведется серьезная, но в основном этот резервуар уже исчерпан и больших перспектив в этом направлении нет.

«США должны снять ограничения на поставки из своего арсенала»

Фрэнк Лэдвидж, бывший офицер военной разведки Великобритании, старший преподаватель Портсмутского университета

То, что мы ожидаем от ленд-лиза, будет отличаться от того, что мы получим. Так что мы можем ожидать от США обязательства вооружить украинскую армию до такой степени, что они смогут одержать победу в конфликте, отвоевать свою землю и наложить серьезные стратегические ограничения на Россию. Но в итоге все будет намного медленнее, чем предполагается, из-за американской политики — с приближением промежуточных выборов, возможно, США будет политически трудно полностью посвятить себя украинскому конфликту.

С тактической точки зрения HIMARS и СAESAR уже оказали некоторое влияние на кампанию и продемонстрировали способность наносить удары далеко в тылу российских военных, почти так же, как авиация. Но у украинцев нет возможности наносить массированные удары за линией соприкосновения. Таким образом, они могут оказывать лишь некоторое воздействие на российские линии снабжения, артиллерийские позиции и склады боеприпасов. Понятно, что они это уже сделали. Однако в тех небольших количествах, которые пока поставляются, они не будут иметь оперативного значения.

С приближением промежуточных выборов США будет политически трудно полностью посвятить себя украинскому конфликту

Очевидно, что украинцы пытаются заставить россиян поверить в то, что их коммуникации теперь уязвимы, что в какой-то степени так и есть. Удастся ли им повлиять на русских до такой степени, что они изменят свою тактику, я не знаю.

Я считаю, что постоянное наложение ограничений на поставки Украине вооружений неоправданно. Кроме того, с точки зрения разведки, я не понимаю, почему Запад выполняет работу российских разведчиков, объясняя, сколько именно оружия и боеприпасов они отправляют, и рассказывая о возможностях этой техники. Это должно прекратиться. Во-вторых, должны быть изменения в структуре поставок. США — единственная страна, способная изменить ситуацию, и поэтому они должны сосредоточиться на поставках из своего арсенала.

В небольших количествах, в войне на истощение, маневренность может в некоторой степени компенсировать численное преимущество, и вся западная артиллерия и другое оружие, которое было поставлено, является высокоточным по своей природе. Это также означает, что вы можете гораздо эффективнее использовать боеприпасы. Однако точность сработает только в контексте войны на истощение, когда Россия во много раз превосходит Украину в артиллерийском отношении, и только если вы можете бросить серьезный вызов их артиллерии. А это означает уничтожение артиллерийских расчетов с орудиями и ракетных комплексов в тылу. Для этого нужно сочетание точности и количества, которым украинцы пока не обладают.

«Поставлять тактические вооружения Украине надо не единицами, а десятками»

Леонид Дмитриев, украинский военный эксперт

Влияние поставок западных вооружений определённо есть. Оно существенно даже несмотря на то, что поставки «капельные». Первые поставки высокоточного современного вооружения — это то, что позволяет получить достаточно серьезное огневое преимущество, потому что их снаряды летят дальше и точнее. Несколько дней назад в Украине было первое в истории применение немецко-австрийского самонаводящегося снаряда огневой системы SMArt калибра 155 мм, и оно показало, что это довольно эффективное оружие в борьбе с группировками противника.

Современное высокоточное оружие с расширенными возможностями по дальности и точности огневого поражения, будь то ракеты HIMARS, ракеты Harpoon, ракеты Brimstone и многие другие комплексы, которые поставляются — это то, что позволяет получить критически важное преимущество для вооруженных сил Украины. Потому что при прочих равных единственное, чем можно победить огромное количество вражеской техники и людей — это точное и эффективное поражение тылового обеспечения наступающей группировки войск.

Единственное, чем можно победить огромное количество вражеской техники и людей — это точное и эффективное поражение тылового обеспечения наступающей группировки войск

Гаубицы калибра 155 мм, такие как CAESAR, — это вполне себе модульные системы огня, которые пользуются одним и тем же калибром, куда можно заряжать от британского Excalibur до обычного фугасного заряда. Он летит точно так же, только точнее и эффективнее — разворачивается быстрее, маневрирует по фронту эффективнее и так далее. Если говорить о HIMARS, то это довольно мощное и эффективное оружие в тактическом и оперативно-тактическом плане, потому что оно позволяет реализовывать жизненно важные задачи для обороны Украины — в частности для поражения полевых складов, тылов и резервов противника в глубине фронта на 30–50 км и дальше.

Чтобы решительно переломить ситуацию на фронте, для Украины критически важны средства огневого поражения тактического и оперативно-тактического уровня в товарных количествах — то есть не единицами, а десятками. То же касается и артиллерии, и других ракетных систем, которые могут наносить огневое поражение вглубь тыла противника хотя бы на 100–200 км. Это позволит эффективно пресечь линии тылового обеспечения противника и дать крепкое и хорошее подспорье для эффективных контрнаступательных действий вооруженных сил Украины. Кроме того, для Украины критически важны эффективные системы управления огнем, контрбатарейные системы, артиллерийские радары, радиолокационные системы, которые будут выдавать целеуказание для авиации во время ракетных ударов. Сейчас Украина не располагает современными средствами обнаружения воздушных целей.

В основном дело в вооружении и достаточном количестве обученного персонала, который сможет этой техникой оперировать — от американских артиллерийских радаров AN/TPQ до британских систем управления огнем типа ARTHUR. Все это жизненно важно для Украины, потому что количественно она войсками перекрыть карты россиян не может.

Мое мнение — программа ленд-лиза как раз будет включать в себя и системы противовоздушной обороны с элементами противоракетной обороны, в том числе среднего радиуса действия по типу американских Patriot, и системы контрбатарейной борьбы и управления огнем. Например, гаубицы M777, которые будут работать в комплексе с системами типа AN/TPQ, системы M270 и HIMARS с ракетами расширенного радиуса огневого поражения и ракеты Harpoon. Я думаю, что важного оружия для Украины, такого как американская ракета Tomahawk, на данном этапе в программу ленд-лиза включено не будет, но сама возможность поставки такого рода оружия будет довольно-таки серьезным сдерживающим фактором.

Украина не располагает современными средствами обнаружения воздушных целей

Среди современной авиации западных стран, безусловно, очень мощные вещи — особенно истребители пятого поколения типа F-35, которые подключены уже к нейросетям, которые обладают элементами искусственного интеллекта и снабжены средствами радиоэлектронной борьбы. Здесь есть одно но: сам по себе самолет — это хорошо, но Украина пока не обладает инфраструктурой, позволяющей сопровождать полеты этих современных самолетов. В частности, аэродромные площадки в Украине не приспособлены на данный момент для того, чтобы принимать самолеты от F-16 до F-35.

Что касается вертолетов, то ситуация гораздо проще и нетривиальнее. Запад поставляет в огромном количестве в Украину вертолеты типа Ми-8 и Ми-17, потому что безопасная эксплуатация таких систем возможна сейчас только в Украине. Это связано с огромным опытом украинского летного состава, которые являются самыми профессиональными летчиками на вертолетах типа Ми-8 в мире. Самое главное — Украина может производить и эксплуатировать лопасти для этих вертолетов, обладая необходимыми технологиями, что позволяет продлевать ресурс службы.

Насколько мне известно, сейчас идут дискуссии о поставках в Украину истребителей западного образца типа F-15 и F-16. Ведутся определенные подготовительные работы, которые позволили бы обучить летчиков эксплуатации данных машин и подготовить несколько площадок для базирования такой техники. Но пока это остается только в теории.


Материал подготовлен совместно с Вячеславом Епуряну

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari