Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.01
  • EUR85.68
  • OIL79.45
English
  • 5430

Запрещенный в России «Талибан» - движение антидемократическое, никогда не участвовавшее и не планировавшее участвовать в выборах, отвергающее саму идею общенациональных голосований и состязания разных идеологий и кандидатов. Соответственно, его лидеры не были избраны на свои позиции, а получили их в результате сложных процессов, зачастую скрытых от глаз непосвященных. Но некоторые правила и закономерности политической карьеры верхушки «Талибана» все же возможно проследить.

«Талибан» зародился в хаосе, царившем в Афганистане после окончания советской оккупации, как движение вождистское. Все участники группировки беспрекословно подчинялись лидеру и основателю Талибана мулле Мохаммеду Омару. Ветеран антисоветского подполья, мулла Омар воспользовался непрекращающимися распрями в среде его бывших боевых товарищей, неспособных поделить власть после падения промосковского режима, и за несколько лет подчинил себе Афганистан.

Согласно легенде, в начале 90-х годов Омару во сне явилась женщина, призвавшая его навести порядок в стране, пообещав при этом, что ему поможет сам Аллах. Вдохновившись этим сном, мулла Омар собрал вокруг себя нескольких единомышленников, готовых всегда и во всем подчиняться ему, и объявил о начале вооруженной борьбы. Вскоре о новой миссии Омара стало известно людям вне его окружения, и группа поддержки муллы стала стремительно расти.

Большую часть присоединившихся к нему людей составляли выпускники или ученики пакистанских религиозных школ. На языке пушту эти люди назывались «талибы» — это заимствованное из арабского слово, которое можно перевести примерно как «стремящийся к знаниям». Но в Центральной Азии его использовали для обозначения вполне конкретной группы людей — студентов исламских училищ. Эти студенты и дали имя движению.

Имя движению «Талибан» дали студенты исламских училищ

Главенствующее положение Мохаммеда Омара в движении, судя по доступной информации, никто и никогда не пытался оспорить, а его распоряжения имели силу обязательных для исполнения законов. Распоряжения эти порой давались после совещаний с талибами, отметившимися громкими военными победами или глубоким знанием религиозных книг — они образовали Совет руководителей, известный также под арабским названием Шура. Вероятнее всего, отбирал членов Совета лично Мохаммед Омар.

Уже после завоевания Афганистана талибы даже внесли положение о Совете руководителей в проект конституции страны, который, впрочем, так и остался лишь проектом. В этом документе, в частности, говорилось, что в будущем именно члены Шуры будут назначать главу государства. Доподлинно известно, что Совет занимался утверждением тех или иных людей на военные или политические посты в «Талибане». А в 2015 году, вскоре после того как талибы признали, что мулла Омар умер от туберкулеза еще несколько лет назад, именно Совет руководителей избрал нового главу движения — Ахтара Мансура.

Этот же Совет назначил и преемника Мансура, после того, как тот погиб под американским ракетным ударом. В 2016 году им стал Хайбатулла Ахундзада, который сейчас, после захвата власти талибами, является и фактическим правителем Афганистана.

Хайбатулла Ахундзада
Хайбатулла Ахундзада

Родился он в 1961 году в семье священнослужителя. По национальности, как и почти все талибы, — пуштун. После советского вторжения в Афганистан в 1979 году бежал в соседний Пакистан, учился там в религиозном училище, но вскоре вернулся на родину и присоединился к бойцам антисоветских сил — моджахедам. После падения просоветского режима одним из первых вступил в Талибан, где довольно быстро дослужился до поста главного религиозного судьи. Считается, что именно Хайбатулла Ахундзада был автором самых радикальных законов, принятых после захвата власти талибами в 1996 году. Например, именно ему приписываются приказы об уничтожении телевизоров и музыкальных инструментов как предметов, противных исламской вере.

Афганские медиа уже после падения режима талибов в 2001 году сообщали, что Ахундзада считался в «Талибане» специалистом по исламскому праву и к его мнению всегда прислушивался и мулла Омар, и члены Совета руководителей, в который Хайбатулла Ахундзада был включен еще при жизни основателя движения.

После потери талибами власти Ахундзада был главой шариатского суда в оставшихся под контролем «Талибана» отдаленных горных районах Афганистана. Известно, что на него было совершено как минимум два покушения, в ходе одного из которых взрывом были убиты отец и брат нынешнего лидера талибов. Любопытно, что Хайбатулла Ахундзада был далеко не самым очевидным преемником Ахтара Мансура. Вместе с ним на высший пост в движении также претендовали сын основателя «Талибана» Мохаммед Якуб и один из самых известных полевых командиров талибов — Сираджуддин Хаккани. И хотя ни один из них так и не занял пост главы «Талибана», оба этих человека играют важную роль в делах этой организации.

Мохаммед Якуб, как и его отец, получил религиозное образование в Пакистане, вернулся на родину и присоединился к талибам в войне против США и их афганских союзников. Информация о нем крайне скудная. Нет ни одной фотографии, про которую можно с уверенностью сказать, что на ней изображен именно Якуб. Неизвестен даже год его рождения. Есть предположение, чем ему чуть больше тридцати лет и, вероятно, именно относительно юный возраст помешал ему стать во главе «Талибана» после убийства отца. Вместе с тем, Совет не только включил его в свой состав, но и доверил курировать военные операции примерно в половине афганских регионов. Кроме того, Якуб числится заместителем лидера «Талибана» и входит в ближайшее его окружение. Противники талибов утверждали, что реальных заслуг у Мохаммеда Якуба нет никаких, а высоким местом в иерархии движения он обязан лишь родством с основателем «Талибана».

А вот упомянутый выше Сираджуддин Хаккани свой пост еще одного заместителя лидера талибов получил совершенно заслуженно. Американское Федеральное Бюро Расследований считает его причастным к целой серии нападений на военнослужащих США и афганцев, а также к организации терактов, в частности, унесшего жизни семи человек взрыва в одном из кабульских отелей в 2008 году. ФБР обещает $5 млн за информацию, которая приведет к поимке Хаккани.

Сираджуддин Хаккани
Сираджуддин Хаккани

В распоряжении американских властей есть мутное фото разыскиваемого и несколько его фотороботов. Сейчас ему, вероятно, от 40 до 50 лет и он потомственный талиб. Отец Хаккани Джаладдуин примкнул к движению еще в 1995 году, а после американского вторжения в Афганистан был назначен ответственным за ведение террористической войны против иностранных сил и их местных союзников. Джаладдуин умер в 2018 году, и командование спецотрядами террористов, названными в его честь «Хаккани», перешло к его сыну Сираджуддину.

Среди небоевых заслуг последнего — вышедшая в феврале 2020 года колонка в газете The New York Times, озаглавленная «Что мы, талибы, хотим?». В ней замглавы «Талибана» рассказывает о том, что талибы желают мира и готовы к переговорам с США.

Сираджуддин Хаккани и Мохаммед Якуб являются третьими лицами в иерархии «Талибана». На второй ступени этой иерархии находится первый заместитель главы Талибана Абул Гани Бардар. В отличие от остальных, Бардар — публичная фигура. Именно он возглавлял талибскую делегацию на переговорах в Катаре. Именно его подпись стоит под прошлогодним соглашением с представителями американской администрации, на основании которого США и начали выводить свои войска из Афганистана.

Абул Гани Бардар
Абул Гани Бардар

Подписавшись под этим документом, Бардар пообещал, что «Талибан» не допустит превращения Афганистана в базу подготовки новых терактов против США и их союзников. В тексте отдельно оговаривается, что талибы не дадут «Аль-Каиде» действовать на территории Афганистана. В отличие от многих других высокопоставленных талибов, он действительно не был замечен в тесных связях с «Аль-Каидой» и, возможно, именно поэтому американцы с готовностью вели переговоры именно с ним. Вашингтон даже давил на правительство Пакистана, требуя освобождения арестованного пакистанской полицией Бардара. Он оказался за решеткой в 2010 году по так до конца и не ясным причинам, а вышел на свободу в 2018, когда администрация тогдашнего президента США Дональда Трампа уже взяла курс на переговоры с талибами.

И эта страница — далеко не самая яркая в биографии родившегося в 1968 году Абдул Гани Бардара. Как и многие талибы, он воевал еще против советских войск. Причем, уже тогда, задолго до основания «Талибана», был близким другом муллы Омара. Именно Омару он обязан своим именем. Тот называл Абдул Гани братом, на языке урду — «бардар». Американский Newsweek писал, что между двумя талибами могут быть и настоящие родственные связи. По информации журнала, среди жен Омара и Бардара были родные сестры.

Абдул Гани Бардар был одним из первых людей, поверивших в вещий сон муллы Омара и присоединившихся к тому, что позже стало «Талибаном». Фактически, он — один из очень немногих оставшихся в живых отцов-основателей движения. Во время первого правительства талибов, продержавшегося с 1996 по 2001 годы, Бардар сменил несколько высоких постов. Он успел побывать губернатором пары провинций, командующим армейским корпусом и даже заместителем министра обороны.

После прихода американцев и крушения режима талибов, Бардар бежал в горы, где, вместе с остальными лидерами талибов, занялся организацией сопротивления новым властям. Тогда он начал играть ведущую роль в Совете руководителей и отвечать за планирование военных операций.

Некоторые — и в Афганистане, и за его пределами — считают, что именно Абдул Гани Бардар является истинным лидером «Талибана», тогда как возглавляющий движение Хайбатулла Ахундзада или погиб, или добровольно отказался от руководства талибами, оставив за собой лишь номинальный титул. В пользу этих слухов говорит то, что Ахундзада, несмотря на то, что его организация вот уже несколько недель правит Афганистаном, до сих пор так и не появился на публике.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari