Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.01
  • EUR85.68
  • OIL79.46
English
  • 5150
Политика

Наш сукин сын. Как российская пропаганда воспитывает Лукашенко

The Insider

Российская пропаганда необычным образом освещает события в Беларуси: одновременно поддерживает Лукашенко и унижает его, продвигает идею интеграции с Россией и выпячивает «суверенитет» Беларуси. The Insider проследил, как подконтрольные Кремлю СМИ вынуждены балансировать, чтобы избежать крамольных параллелей с происходящим в России и не выставить Лукашенко чересчур успешным политиком.

В России, несмотря на теснейшие связи с соседней страной, попытка белорусов избавиться от режима Лукашенко так и осталась непонятой. По данным «Левада-центра», больше половины россиян сочли президентские выборы в Беларуси честными. Примерно столько же граждан России осудили последовавшие за ними протесты, увидев за ними провокацию Запада.

«В России только около 20% опрошенных поддержали протестующих в Беларуси. В основном это люди помоложе, которые пользуются альтернативными телевизору источниками информации. И это те же люди, которые относятся лучше к протестующим в самой России», – говорит Денис Волков, руководитель «Левада-центра». По его словам, большинство россиян считают Беларусь чуть ли не единственным настоящим другом России, а потому задаются вопросом: «Чего им неймется? У них все чисто, хорошие продукты, нет проблем с экологией, отличные санатории».

По мере угасания протестов интерес у россиян к ситуации в Беларуси снизился. Сегодня их гораздо больше волнуют вопросы принудительной вакцинации, растущая третья волна пандемии и финансовые проблемы. Но подконтрольные СМИ так или иначе реагируют на события в Беларуси.

Сухая объективность и вопли-шоу

Крупные российские издания, которые все еще претендуют на звание независимых, стараются создавать объективную картину событий в Беларуси, хоть и вынуждены работать с учетом пожеланий Кремля. Из новостей можно узнать и что происходит с оппозицией (если есть серьезный информационный повод – например, приговор бывшему кандидату в президенты Виктору Бабарико), и что делают белорусские власти. Но и РБК, и «Коммерсантъ», и «Ведомости» продолжают называть Лукашенко «президентом Белоруссии», не подвергая сомнению его победу на выборах 9 августа 2020 года.

Например, обсуждая недавний приговор Бабарико по очевидно сфабрикованному делу, «Коммерсантъ» нарочито соблюдает объективность: дает комментарии Светланы Тихановской и другого оппозиционера Валерия Цепкало, но завершает материал рассуждениями провластного белорусского эксперта и депутата Госдумы о том, что Бабарико, мол, знал, на что шел, когда действовал по чей-то указке.

Хорошо известно, что именно последнее из прочитанного и услышанного остается в памяти. И подобное построение материала не только оставляет читателя с выводом, удобным российским властям (любой оппозиционер – марионетка Запада и будет за это наказан), но и, по сути, легитимирует режим Лукашенко. Ведь создается иллюзия, что обе стороны конфликта имеют равные возможности отстаивать свою позицию.

Главные российские телеканалы в новостном жанре задают главные темы повестки дня (про что думать), но с упором на одобренных властью экспертов. А уже в жанре ток-шоу, которые в России превратились в вопли-шоу (scream show), формируют эмоциональное отношение россиян (что думать и чувствовать)», объясняет эксперт по пропаганде и дезинформации, доцент Видземской высшей школы прикладных наук Солвита Денис-Лиепнице.

В шоу «60 минут» на Первом канале или в авторской программе Дмитрия Киселева «Вести недели» россиянам выдают готовый набор аргументов, просто и в правильном (с точки зрения Кремля) ключе объясняющих происходящее в Беларуси. Для телепропагандистов не существует страдающего белорусского народа и жестокости Лукашенко, а есть некий молчаливый дружеский народ во главе с хитроватым провинциальным президентом, которого пытаются свергнуть экстремисты и террористы, поддерживаемые Западом.

Кухарка во главе экстремистов

Белорусская оппозиция в главных российских пропагандистских СМИ представлена как группа марионеток. Формировать отрицательное отношение публики к лидерам белорусской оппозиции не очень сложно. Достаточно подчеркивать беспомощность лидеров протеста, умалчивая о причинах этого бессилия. В стране, где действует жестокий авторитарный режим, не может быть профессиональных и сильных политиков. Но говорить об этом в путинской России – значит навести российскую аудиторию, которую кормят формулой «кто, если не Путин», на крамольные мысли.

СМИ подчеркивают беспомощность лидеров протеста, умалчивая о причинах этого бессилия

Светлану Тихановскую, которая вовсе не собиралась становиться кандидатом в президенты и вынужденно заменила в этой роли арестованного мужа Сергея, тот же Дмитрий Киселев демонстративно и с издевкой представляет неуверенной в себе, не умеющей правильно одеться, сложить руки на публике или читающей по бумажке домохозяйкой: «Свалившаяся на неё роль тяготит Тихановскую, она не тянет по всем статьям».

Такой образ как бы нейтрализует все международные усилия Тихановской по признанию новой Беларуси – ведь в глазах российских зрителей она не может не проигрывать опытному политику, «крепкому хозяйственнику» Лукашенко. Киселев иронизирует: дескать, в России, уже давно отказались от советской формулы, что каждая кухарка может управлять государством, а на Западе этого так и не поняли.

Но если изгнанная из страны Тихановская, кажется, не представляет собой особой угрозы, то есть в оппозиции и те, кто, по утверждению российской пропаганды, действительно создают опасность Беларуси. А, значит, вполне оправданна посадка по решению Лукашенко рейса Ryanair c основателем оппозиционного интернет-портала NEXTA Романом Протасевичем на борту. Этот инцидент, воспринятый на Западе как акт государственного пиратства, корреспондент RT Константин Придыбайло оправдывает в эфире телеканала Россия-24 как вынужденное и вполне законное решение:

«Роман Протасевич год обитает в Евросоюзе, то в Литве, то в Варшаве, действительно обвиняется по террористической статье в Беларуси, автор канала, где провоцировали несанкционированные митинги. Не было шанса, что его выдадут. Летит на территорией Беларуси, страна может принять хоть какие-то меры, посадить самолет и изъять гражданина. Это был шанс один на сто, а то и на тысячу».

Пропаганда делает особый упор на то, что подобная посадка самолета – нормальная практика на Западе. Цитируя Путина, российские пропагандисты не устают напоминать об инциденте 2013 года, когда самолет боливийского президента Эво Моралеса совершил вынужденную посадку в Вене. При этом они умалчивают, что тогда на борту искали не журналиста, а обвиняемого в шпионаже бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, а лайнер посадили с разрешения самого Моралеса.

Поддержать режим, но не Батьку

Казалось бы, на фоне изображаемой таким образом оппозиции, Лукашенко должен купаться в обожании российских государственных СМИ. Но, несмотря на поддержку его режима, его самого российская пропаганда совершенно не щадит. Объяснить этот парадокс несложно: защищать режим в Минске – значит опосредованно защищать и путинский режим, а восхвалять Лукашенко – значит создавать конкурента Путину.

Восхвалять Лукашенко – значит создавать конкурента Путину

«В середине 90-х, когда появилась идея союзного государства, Лукашенко ездил по российским регионам и устраивал пресс-конференции. На фоне больного Ельцина и витиеватых речей российских чиновников он был довольно узнаем и популярен, выглядел молодым, харизматичным, понятным для простого народа, выглядел конкурентом, – напоминает Солвита Денис-Лиепнице. – Сейчас эта история отношений получает другой поворот. Российский телевизор создает такой видеоряд, что рядом с Путиным Лукашенко выглядит как не очень симпатичная подружка. А Путин на его фоне выглядит серьезным разведчиком, человеком, который не бросает слов на ветер».

Одна из встреч Путина и Лукашенко, которая прошла в Сочи в мае 2021 года, дала богатую пищу для издевок над белорусским диктатором. Ведущие «60 минут» Ольга Скабеева и Евгений Попов смаковали реакцию интернета на купание Лукашенко в холодном Черном море: «В интернете – не мы – говорят: Лукашенко решил в наглую косплеить Путина <то есть повторить знаменитый кадр с плывущим баттерфляем Путиным – The Insider>, продемонстрировать своим недругам, что он «огого» – искупался в Черном море три температуре 17 градусов». При этом, ведущие давали понять: Путин не стал купаться – ведь ему не надо демонстрировать свое превосходство, которое и так очевидно на фоне белорусского гостя.

Снисходительно-уничижительное отношение к Лукашенко не может не формировать отношение аудитории и к самой Беларуси. Пропаганда в России не устает напоминать: «белорусы – младшие братья России». В нынешней ситуации это выливается в бесконечную демонстрацию опытности российского руководства и его непоколебимости на внешнеполитической арене. Под санкциями сегодня пребывают оба режима, и российские государственные СМИ утверждают: Беларуси надо брать пример с России, которую санкциями не запугать. Кроме того, напоминают пропагандисты, с Кремлем, несмотря на всю напряженность в отношениях, США продолжают иметь дело (встречи Байдена и Путина, Керри и Лаврова), а Минск оказался в международной изоляции.

Аннексии не бывать, но можно присоединиться

Подводя итоги встречи той самой встречи Путина с Лукашенко в Сочи, ведущая «60 минут» Скабеева, по сути, суммировала все претензии к Лукашенко: «После встречи в Сочи новой экономической помощи не просил – слава Богу! Крым так и не признал, единую валюту не обсуждал. Об интеграционном процессе речь не шла – увы! Перспективы союзного государства были на повестке дня, а это страшный сон для Запада, который в визите Лукашенко к Путину увидел страшное для себя слово «аннексия»».

В Москве Лукашенко считают ненадежным партнером, Беларусь ­– слабым государством. В то же время государственные СМИ не устают повторять, что Россия воспринимает Беларусь как независимое государство и ни о какой аннексии речи быть не может. В то же время о возможности присоединения Беларуси прокремлевские политологи периодически напоминают. Например, сравнивают ее с Чечней Рамзана Кадырова: можно, мол, иметь достаточно автономии внутри России, сохранять свой «культурный код» и при этом процветать экономически (читай, не просить без конца денег в долг у Кремля). Но пока это лишь осторожные намеки, едва различимые на фоне официальной линии. Даже когда Путин в своем последнем, как он его сам назвал, «аналитическом материале» про Украину продвигает идею о триедином народе – русском, украинском и белорусском, он отказывает в праве на государственность Украине, но не ставит под сомнение самостоятельность Беларуси.

И, по оценкам Дениса Волкова из «Левада-центра», этот подход вполне усвоен россиянами: «В целом есть понимание, что это другая страна, но есть некое союзное государство, механизм работы которого никто не понимает. Отношение к самому Лукашенко за последние два года заметно ухудшилось: про него все чаще говорят, что он себе на уме, хитрый, ему больше надо от нас, чем нам от него».

Хотите как в Украине?

Упорное непризнание белорусским диктатором аннексии Крыма и его попытки до последнего сохранить нейтральные отношения с Киевом постоянно муссируются российской пропагандой. Более того, обсуждение Беларуси – это всегда удобный повод перескочить на тему Украины. И в первую очередь её «русофобского» руководства. Оно, по версии пропагандистов, не упускает случая в ответ на лояльность Лукашенко навредить ему: например, отказалось принимать самолеты Belavia еще до того, как подобное решение приняли европейские перевозчики, или якобы готовит неких «террористов» для переброски в Беларусь с целью свержения «законной власти».

Тема Украины удобна еще и тем, что это своеобразный антипример. Государственная пропаганда внушила миллионам россиян, что после майдана 2014 года в Украине господствуют хаос и разруха. А значит любая попытка уйти от России и сблизиться с Брюсселем и Вашингтоном приведет к таким же плачевным для любой другой страны последствиям. Этой страшной картиной гипотетического будущего союзной Беларуси пугают россиян. «Предавая» Лукашенко, Украина, по версии путинской пропаганды, и тут действует по указке Запада. К «прихвостням Запада» также относятся и страны Балтии, которые неспособны на самостоятельную политику.

Коллективного врага и Москва, и Минск обвиняют в дестабилизации Беларуси – именно так подаются любые попытки поддержать правозащитников, независимых журналистов и всех, кто оказывает мирное сопротивление режиму и за это оказывается за решеткой. На Запад возлагается и ответственность за так и не случившуюся интеграцию Беларуси и России, хотя она, в первую очередь, невыгодна самому Лукашенко. Он прекрасно понимает, что в полноценном союзном государстве он тут же потеряет власть. А потому сегодня белорусскому диктатору выгодно продвигать противоречивую идею о союзе двух независимых государств, которому угрожает опасность, и перекладывать ответственность на «врагов»:

«Запад нацелен на сдерживание развития, срыв интеграционных проектов и смену курса Белорусского государства. Мы не просто выдержим. Мы используем, как это сделала Российская Федерация, когда против нее ввели санкции, этот момент для того, чтобы усилить экономическое сотрудничество и сделать наши государства абсолютно независимыми».

Отстаиваете демократические принципы – ведете себя инфантильно

Один из ближайших соседей Беларуси - Литва - тоже в фокусе российских пропагандистов, причем в числе врагов наряду с Польшей, США и Германией. Традиционно в отношении Литвы российские госСМИ развивали несколько тем: отсутствие самостоятельности в принятии политических решений, неблагодарность по отношении к России, наследнице СССР, «оторвавшему деревенскую Литву от сохи», русофобия, антисемитизм и пособничество нацистам.

Российские СМИ (в том числе, формально независимые) утверждают: поддержав белорусскую оппозицию, литовское руководство вмешалось во внутренние дела Беларуси и тем самым загнало свою политику в отношении соседа в тупик. Например, «Коммерсантъ» перекладывает вину за нынешний кризис с мигрантами на Вильнюс. Он, по логике издания, сам себе усложняет жизнь:

«…Александр Лукашенко заявил, что в Минске «готовы сесть за стол» переговоров и обсудить условия выхода из кризиса. Впрочем, едва ли на это пойдут литовские власти. Еще в сентябре прошлого года они заявили, что не считают его легитимным президентом. В понедельник в Вильнюсе это подчеркнули дополнительно, присвоив офису лидера белорусской оппозиции Светланы Тихановской дипломатический статус. Таким образом, Литва столкнулась с дилеммой: официальная позиция Вильнюса не позволяет провести прямые переговоры с белорусскими властями, в то время как Светлана Тихановская повлиять на ситуацию с мигрантами никак не может”.

Прокремлевский политолог из Рэдфордского университета (Вирджиния, США) Григорий Иоффе, которого часто публикует прокремлевский портал Lenta.ru, обвиняет литовцев в инфантилизме:

«Сначала по требованию ЕС в 2009 году литовцы закрыли свою Игналинскую АЭС. Теперь рядом с Литвой появилась Белорусской атомной электростанции (БелАЭС и вроде бы можно покупать дешевую электроэнергию, но они решили ее заклеймить. Напоминает ситуацию, когда ребенок бежит, ударяется о стол и потом наказывает этот самый стол, гневно стуча по нему кулаком. Когда Литва наказывает Белоруссию экономическими санкциями, а сама зависит от белорусских грузопотоков, то в психологическом плане это отдает раздвоением личности. Потом они будут кричать: «Помогите нам!» Естественно, они на переднем краю борьбы с диктатурой и рассчитывают на помощь ЕС. Но в реальности они наносят себе большой урон».

Газета «Известия» выходит с громким заголовком «В бундестаге назвали цирком строительство стены на границе Литвы и Белоруссии». Издание использует старую уловку, как бы выдавая мнение одного из 709 депутатов – выходца из СССР Вольдемара Гердта ­– за мнение всего парламента. При этом «Известия» умалчивают, что Гердт представляет имеющую тесные связи с Кремлем партию «Альтернатива для Германии» и активно выступает за признание Крыма российским.

Зачем это нужно Кремлю?

Рекомендации, как освещать важные для Кремля события, руководители государственных и негосударственных СМИ получают непосредственно от первого заместителя руководителя администрации президента России Алексея Громова и его сотрудников, которые снабжают СМИ так называемыми «темниками». В случае с Беларусью эти «темники» служат двум главным целям, тесно связанным между собой.

Во-первых, любой ценой не выпустить из своей сферы влияния Беларусь, как это произошло с Украиной. «Уход» Украины воспринимается в Москве и лично Путиным крайне болезненно – достаточно вспомнить недавнюю путинскую статью и его же к ней. Во-вторых, с точки зрения путинского режима, нельзя допустить в Беларуси «оранжевой революции». Свержение Лукашенко, как бы он ни проигрывал в имидже Путину, по мнению российского руководства, может создать нехороший прецедент для недовольных россиян, которые не доверяют власти. Во время пандемии это особенно сильно проявилось в массовом нежелании прививаться российской вакциной Sputnik V.

Кремль озабочен уровнем лояльности населения накануне выборов в Госдуму, намеченных на 19 сентября. Об этом свидетельствуют и тюремное заключение Алексея Навального, и сильнейшее давление на правозащитное общество, и беспрецедентная по масштабам зачистка медийного поля – объявление «иностранными агентами» или «нежелательными организациями» неподконтрольных российским властям «Медузы», «VTimes» и «Проект. Медиа».

Но, помимо эти двух сугубо внутренних целей, есть и третья, к которой Москва стремится не первый год. Ведь пропаганда настигает и тех, кого Кремль считает «соотечественниками», то есть русскоязычных жителей других стран, особенно тех, которые живут в «недружественных», с точки зрения режима Путина, странах, таких, как государства Балтии. Российское руководство хочет подорвать доверие граждан этих стран к политике их правительств и заразить опасной бациллой цинизма, разрушающей доверие к демократическим институтам.

Материал подготовлен совместно с центром Res Publica (Литва)

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari