Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.46
  • EUR90.36
  • OIL40.77
Политика

Давай, до свидания! Накануне парламентских выборов в Кыргызстане с отрывом лидирует «против всех»

Алёна Штольц

4 октября в Кыргызстане пройдут выборы в седьмой созыв парламента (Жогорку Кенеш), голосовать в этот раз будут только по партийным спискам, без одномандатников. Соцопросы показывают, что киргизским избирателям не нравится примерно никто. За 10 дней до выборов 57% из тех, кто собирается прийти на участок, еще не определились, кого поддержать, при этом рейтинг партии-фаворита едва превышает 3%, а против всех намерены голосовать 14% — прежде всего в северных областях и особенно в столице. Если «против всех» наберет большинство голосов, то выборы будут признаны несостоявшимися. Этот сценарий эксперты считают все же маловероятным: в южных регионах страны активность избирателей ожидается относительно высокой. Скорее всего, выборы состоятся и установленный законом 7% барьер преодолеют 6 из 16 партий. В этом случае наиболее вероятно, что коалицию парламентского большинства сформируют три партии, лояльные президенту Жээнбекову.

С 2007 года парламентские выборы в Кыргызстане проводятся по пропорциональной системе. До этого в Жогорку Кенеш баллотировались как по одномандатным округам, так и по партийным спискам. Но в последние 13 лет всем тем, кто решил стать парламентарием, непременно требуется вступить в политобъединение. При этом идеология партии, цели и задачи для потенциального члена роли не играют, важны совсем другие аспекты. Партия должны иметь финансовую подпитку, рычаги влияния и авторитетного лидера, способного заполнить список нужными людьми — теми, у кого, помимо денег, есть свой устойчивый электорат.

Поэтому и партий как таковых — с богатой историей и четко обозначенными ориентирами — в Кыргызстане нет. За исключением разве что партии «Ата Мекен». Она появилась в 1997 году и с тех пор стабильно участвует во всех кампаниях. Другие организации можно отнести, скорее, к акционерным обществам. Они создаются за год, максимум за два до выборов и представляют собой своего рода «проездной билет» для политиков, желающих заполучить депутатский мандат.

Большую роль при партстроительстве в Кыргызстане играет региональный фактор. В первую очередь партии делятся на северные и южные и только потом — на провластные и оппозиционные. В последние обычно вступают не из-за идеологических расхождений с официальным курсом, а по причине личной обиды — за то, что изгнали из властного эшелона.

В первую очередь партии делятся на северные и южные и только потом — на провластные и оппозиционные.

Выборы-2020 имеют несколько характерных особенностей, отличных от кампании-2015. Значительные коррективы внес коронавирус. Когда президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков объявил, что выборы пройдут 4 октября, общественность восприняла это решение в штыки. Дело в том, что дата была объявлена, когда в стране бушевал COVID-19: ежедневно гибли люди, больницы были переполнены, не хватало лекарств и врачей. Госбюджет за период борьбы с пандемией потерял рекордные 40 млрд сомов ($104 млн).

На этой волне эпидемии первые соцопросы зафиксировали экстремальные цифры — 60% опрошенных заявили, что на выборы идти не собираются. Еще 30% отметили, что пойдут, но будут голосовать против всех. И только 10% посчитали выборы необходимыми и назвали партии, которые поддержат.

В сентябре ситуация сильно изменилась. По данным социсследования, проведенного экспертами Фонда «Общее дело», 74% намерены исполнить свой гражданский долг, при этом более половины из них еще не определились с выбором. 14% опрошенных заявили, что проголосуют против всех, и это значительно больше рейтинга любой из партий (у лидеров — всего лишь по 2–3%). В столице кандидат «против всех» особенно популярен — это выбор 27% бишкекчан.

Согласно конституционному Закону «О выборах президента и депутатов ЖК КР», если против всех наберет большинство, то выборы будут признаны несостоявшимися. В этом случае проводятся повторные выборы. Такую небывалую популярность кандидат «против всех» приобрел в Кыргызстане впервые. Местные политологи связывают этот феномен с протестными настроениями электората и нежеланием видеть в парламенте депутатов, кочующих из списка в список, из созыва в созыв. Это мнение подтверждается цифрами — 57% от общего числа респондентов не знают, за кого будут голосовать. Только 15% назвали партию, которой отдадут свой голос. В тройку лидеров входят «Мекеним Кыргызстан» (3%), «Биримдик» и «Ата Мекен» (по 2%).

Однако итоги этого соцопроса некоторые аналитики считают очень условными. Мозаика электоральных предпочтений меняется чуть ли не ежечасно. Тон будут задавать регионы, а не столица. И побеждает в итоге тот, кто лучше работает на местах. По мнению большинства аналитиков, в парламент войдут «Биримдик», «Мекеним Кыргызстан» и «Кыргызстан». Это партии олигархического типа, не склонные конфликтовать с властью, поэтому они, скорее всего, составят альянс парламентского большинства. Оппозиционный авангард закрепится за «Ата Мекеном», «Бир Болом» и «Республикой».

«Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан» — новички, без опыта участия в республиканских выборах. Однако их победа сомнений не вызывает. В список «Биримдика» входит экс-спикер парламента Асылбек Жээнбеков, брат нынешнего президента. В рядах «Мекеним Кыргызстана» — сват главы государства Алиярбек Абжалиев. Родственные связи в киргизской политике имеют огромное значение при расстановке сил.

Брат президента Жээнбекова Асылбек в 2011–2015 уже был спикером парламента
Брат президента Жээнбекова Асылбек в 2011–2015 уже был спикером парламента

«Мекеним Кыргызстан» также ассоциируют с очень влиятельным на юге человеком — бывшим таможенником Раимбеком Матраимовым. Народная молва расценивает его чуть ли ни как основного контрабандиста и олигарха страны (см. материал The Insider о клане Матраимовых). Сам он в выборах не участвует, но от партии в Жогорку Кенеш баллотируется его брат.

У «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстана» разные идеологические посылы — «Биримдик» нацелена на евразийство и демократический социализм, «Мекеним Кыргызстан» имеет более либеральный уклон. Но обе партии объединяет общий электорат и стремление к евразийской интеграции. Большинство политиков в их списках пользуются поддержкой в южных регионах. Кроме того, обе партии заявляют о необходимости реформ и модернизации реального сектора экономики.

На севере им конкуренцию составляет партия «Кыргызстан». Она была создана в 2015 году на деньги алкомагната Шаршенбека Абдыкеримова. У этой организации свой стабильный электорат в северных областях. Партийные проекты имеют социальную ориентированность и отвечают потребностям работников бюджетной сферы и аграрной отрасли.

Есть шансы попасть в седьмой созыв у «Ата Мекена» и «Республики». Это партии-старожилы избирательных кампаний, на выборах в 2010-м и 2015-м они показали неплохие результаты. В соответствии с запросом на новые лица партии на 90% обновили свои списки, избавившись от примелькавшихся и поднадоевших политиков. Через «омолаживающие процедуры» прошли все политические организации, вступившие в гонку за мандаты. К примеру, партия «Бир Бол», заявившая о своей оппозиционности, провела качественный апгрейд и ввела в топ списка молодых бизнесменов, юристов, экономистов, финансистов, получивших образование за рубежом.

Нет ни одного профессионального политика, но зато много молодых и амбициозных в партии «Реформа». Это политическое объединение впервые участвует в выборах. Партия выросла из антикоррупционных протестов в Бишкеке и позиционирует себя как либеральная. У «реформистов» довольно нестандартные идеи. К примеру, они предлагают ликвидировать Госкомитет национальной безопасности (ГКНБ) и переписать Конституцию. Со своей стороны, в «Республике» хотят перекроить Основной закон и упразднить пост президента. Социалистическая партия «Ата Мекен» обещает урезать полномочия главы государства, превратив его в арбитра, а программа «Бир Бола» больше направлена на экономические, чем политические преобразования.

В той или иной мере изменить Конституцию хотят практически все партии. «Мекеним Кыргызстан» обещает инициировать референдум по этой теме, как и партия «Мекенчил». В этой политорганизации намерены вынести на всенародное голосование вопрос о форме правления. В партии считают, что Кыргызстан должен быть президентской республикой. Такого же мнения придерживается и в «Бутун Кыргызстане». Установить в стране народовластие во главе с народным курултаем (народное вече) планирует в партии «Чон казат» и опять с обязательным переписыванием Конституции. Конституционная и судебная реформы — традиционно излюбленный конек отечественных политиков. С инициативами отредактировать главный документ страны и превратить суды в непредвзятые и профессиональные, партии стабильно выходят на выборы.

Но практика показывает, что из обещанного исполняется от силы 5%, поэтому на выбор киргизских избирателей предвыборные партийные заявления влияют слабо. Главный ориентир для людей — известные персоны в партийных списках. Кандидаты определяют узнаваемость и имидж партии. За счет родственников и односельчан, а не единомышленников, формируют свою электоральную базу, поэтому, кроме трех провластных партий, реальные шансы пройти в парламент имеют не более 3–4 партий.

На выбор киргизских избирателей предвыборные партийные заявления влияют слабо, гораздо большее значение имеет наличие в списках узнаваемых персон

По мнению большинства экспертов, несмотря на необычное лидерство кандидата «против всех», выборы все же состоятся. Сценарий, при котором «против всех» наберет большинство голосов, маловероятен. В южных регионах эта опция не так популярна (в Ошской области — всего 3%).

Как считают аналитики, итоги голосования могут спровоцировать протесты, если распределение голосов между основными провластными партиями не будет отвечать их ожиданиям — в особенности, если партия «Мекеним Кыргызстан», за которой стоит клан Матраимовых, возьмет меньше мандатов, чем рассчитывает. В этом случае к ней примкнут партии-аутсайдеры с радикальной риторикой.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari