Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.77
  • EUR86.85
  • OIL74.2
  • 1240

Прошедшие выборы показали, что американская избирательная система недостаточно учитывает голоса наиболее динамичной и образованной части населения и создает опасность кризиса легитимности власти, считает колумнист The New York Times, нобелевский лауреат Пол Кругман. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Выборы прошли, и теперь только ленивый не делится своими выводами по их итогам. Что же, вот и мои. Несмотря на некоторые горькие разочарования и потерянные позиции в Сенате, демократы одержали огромную победу. Они разрушили республиканскую монополию на федеральную власть, и это очень важно для администрации, которая погрязла в вопиющей коррупции и напропалую злоупотребляет властью, полагая, что непроницаемая «красная стена» всегда будет защищать ее от ответственности. Демократы добились значительных успехов и на уровне отдельных штатов, что окажет большое влияние на будущие выборы.

Но как мы при всем этом общем успехе объясним потерю мест в Сенате? Многие отметили, что в этом году порядок ротации сенаторов оказался крайне неудачным для демократов: среди тех штатов, в которых прошли выборы, слишком много таких, в которых в 2016 году победил Дональд Трамп. Но на самом деле есть более глубокая проблема, которая в долгосрочной перспективе будет создавать трудности не только для демократов, но и для легитимности всей политической системы США. Дело в том, что экономические и политические тенденции в сочетании с политическими переменами ведут к тому, что Сенат все больше отрывается от американской реальности.

Как меняется Америка? Иммиграция и наше растущее расовое и культурное разнообразие – лишь часть истории. Мы сейчас становимся свидетелями изменений в географии нашей экономики: динамичные отрасли все больше тяготеют к крупным мегаполисам, где уже есть большое количество хорошо образованных работников. Не случайно Amazon планирует разместить две свои новые штаб-квартиры в Нью-Йорке и Вашингтоне, округ Колумбия – в обоих местах нет недостатка в талантливых специалистах.

Очевидно, что не все живут или хотят жить в этих центрах роста новой экономики. Но мы все больше становимся нацией жителей городов и пригородов. Почти 60% американцев живут в мегаполисах с населением более миллиона человек, более 70% – в городах с населением более полумиллиона человек. Консервативные политики могут восхвалять достоинства «настоящей Америки» – сельских районов и небольших городов, но действительно настоящая Америка, в которой мы живем, – в основном страна мегаполисов, хоть и включает в себя небольшие города.

У 600 тыс. жителей Вайоминга и 40 млн калифорнийцев равное представительство в Сенате

Вот здесь и корень проблемы: в Сенате у каждого штата, независимо от численности населения, одинаковое количество мест, а следовательно, менее 600 тыс. жителей Вайоминга имеют точно такое же представительство, как и почти 40 млн калифорнийцев. Таким образом, вес сельских районов оказывается непропорционально велик по сравнению с местами, где живет большинство американцев.

Как я уже говорил, настоящая Америка – в основном страна мегаполисов, но Америка Сената – все еще во многом сельская. Настоящая Америка разнообразна в расовом и культурном плане, но Америка Сената остается преимущественно белой. В настоящей Америке огромное количество высокообразованных взрослых, но в Америке Сената, где недостаточен вес крупных городских агломераций, привлекающих образованных работников, намного выше процент жителей, не имеющих высшего образования, в особенности среди белых.

Меньше всего я хочу очернить этих избирателей — белых сельских жителей без высшего образования. Все мы американцы, и все заслуживаем равного права голоса при определении нашей национальной судьбы. Но сейчас получается, что некоторые из нас более равны, чем другие. И это создает большую проблему во времена глубокого межпартийного раскола.

Некоторые американцы более равны, чем другие, и этим более равным нравится Трамп

Если говорить совсем уж прямо, то, что продвигают Дональд Трамп и его партия, все больше сводится к белому национализму – ненависти и страху перед темнокожими людьми – с изрядной дозой антиинтеллектуализма, да еще и и антисемитизма – обязательной части этого коктейля. Для большинства американцев это отталкивающий рецепт. Вот поэтому во вторник на выборах в Палату представителей, которые, несмотря на манипуляции при нарезке округов и другие факторы, гораздо более репрезентативны для страны в целом, чем сенатские, мы увидели мощную демократическую волну.

Но идеи Трампа находят отклик у меньшинства американцев. Эти американцы, конечно же, белые и, скорее всего, живут за пределами больших, расово разнообразных мегаполисов, потому что расистские настроения и страх перед иммиграцией всегда особенно сильны там, где почти все белые и редко встретишь иммигранта. И как раз именно эти районы играют несоразмерно большую роль при выборе сенаторов.

Эта диспропорция повлечет глубокие последствия, потому что у Сената много власти, особенно в ситуации, когда контролирующую его партию возглавляет президент – против которого, не будем забывать, проголосовало большинство американцев. В частности, Трамп и его друзья в Сенате в ближайшую пару лет будут укомплектовывать суды правыми лоялистами.

Так что, возможно, мы становимся свидетелями растущего кризиса легитимности политической системы США – даже если мы справимся с конституционным кризисом, который вероятен в течение следующих нескольких месяцев.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari