Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.77
  • EUR86.85
  • OIL73.92
  • 1551
Переводы

Foreign Policy: Российско-норвежский шпионский скандал — новый холодный фронт информационной войны

Юрий Бершидский

Дело арестованного в России норвежского пенсионера — не просто шпионский скандал, а часть российской стратегии, направленной на раскол норвежского общества, пишет в Foreign Policy Рид Стэндиш. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Рано утром 5 декабря 2017 года 62-летний норвежский пенсионер Фруде Берг, бывший пограничник, опубликовал на своей странице в фейсбуке фотографию заснеженной Красной площади с подписью «Рождество в Москве!»

Накануне Берг уехал из своего дома в Киркенесе, норвежском городе с населением около 3500 человек недалеко от двухсоткилометровой арктической границы страны с Россией, чтобы провести уикенд в Москве. Он говорил, что хочет навестить друзей и сделать какие-то покупки к Рождеству. Но домой он так и не вернулся.

Берга арестовали агенты ФСБ. Они заявили, что нашли у него конверт с €3000 наличными. Его обвинили в участии в тщательно продуманной шпионской операции, начатой еще в 2015 году с целью получения информации о российском атомном подводном флоте на Крайнем Севере.

Прошло десять месяцев. Берг по-прежнему содержится в московской тюрьме «Лефортово». Обвинение ему до сих пор официально не предъявлено, но ему грозит 20 лет тюремного заключения. Отношения между Россией и Норвегией — членом НАТО — дошли до самого низкого уровня со времен холодной войны. Но многие подозревают, что в этой арктической шпионской драме есть другой уровень и что в интересах России, возможно, было посеять недоверие и разногласия внутри соседней страны — отчасти из-за недавнего увеличения численности американских войск в Норвегии и запланированных учений НАТО, — а не только помешать разведкам следить за своим подводным флотом.

Учитывая последствия ареста Берга в Норвегии, Россия может в этом преуспеть. Стало ясно, что размытая линия фронта информационной войны между Россией и Западом уже протянулась за Полярный круг, да еще и в такое место, где уже давно особенно ценят сотрудничество норвежцев и россиян.

Кроме того, появились новые признаки эскалации конфликта в стиле холодной войны: недавно Великобритания объявила о направлении 800 морских коммандос (британский аналог американской морской пехоты) в Норвегию и создании там небольшой арктической базы в рамках более широкой стратегии, направленной на сдерживание российских военных маневров на Крайнем Севере. Российское посольство в Лондоне назвало планы «необоснованными» и заявило, что они будут способствовать ненужной напряженности между двумя странами.

В центре Киркенеса висит большой баннер с лицом Берга и надписью на норвежском языке «Помоги Фруде добраться домой!» — ежедневное напоминание о трансграничной напряженности. Но стоит пройтись по городу, и вы всюду увидите приметы сотрудничества, даже уличные указатели на двух языках — норвежском и русском. Многие местные жители говорят по-русски не хуже, чем по-норвежски.

В гавани выгружают дневной улов рыбацкие лодки с российскими и норвежскими флагами. Каждый день автобусы привозят российских покупателей, которые хотят запастись западными товарами; для местных жителей действует безвизовый режим. А норвежцы ездят в Россию за дешевым бензином.Налаживание более глубоких отношений на местном уровне, невзирая на геополитику, — результат многолетних, начиная с окончания Холодной войны, усилий обеих сторон. Это оказалось полезно для ускорения развития экономики в Киркенесе и окружающем его регионе Финнмарк. Отставной пограничник Берг уже давно активно строит эти связи, занимается волонтерством в российских селах, организовал несколько норвежско-российских фестивалей.

Его арест заставил многих в Киркенесе недоумевать: как пенсионер, который после ухода в отставку посвятил свою жизнь построению более тесных связей с Россией, мог впутаться в шпионский заговор?

Этой весной сам Берг вывел интригу на новый уровень, признавшись через своего адвоката, что он действительно сотрудничал с норвежской военной разведкой. Но он утверждает, что работал всего лишь курьером и был введен в заблуждение относительно масштабов и цели операции.

Когда его заявления стали известны на севере Норвегии, это вызвало раздражение в отношении юга — правительства в Осло и разведывательного управления, — особенно среди жителей Киркенеса. Еще более усилились эти настроения, когда выяснилось, что к другим людям в Финнмарке тоже обращались с просьбой служить курьерами во время поездок в Россию.

«Сначала все думали, что это какая-то ошибка, но, когда люди узнали больше, это сменилось неприязнью к разведке», — сказала Люба Кузовникова, арт-директор ориентированной на трансграничные обмены киркенесской художественной организации Pikene pa Broen, где Берг был членом совета директоров.

Дело превратилось в «испытание для норвежского народа — насколько он теперь будет доверять своему правительству», — считает она.ФСБ мало что говорит об этом деле, а доступ адвокатов Берга к клиенту был ограничен. Но, судя по немногим просочившимся наружу деталям, он отправлял конверты с наличными и шпионские инструкции в Москву женщине по имени Наталья — в обмен на информацию о российских атомных подводных лодках на Кольском полуострове. В день его выступления в московском суде в феврале журналисты поучили редкую возможность задать ему вопросы, и Берг в слезах жаловался, что разведчики использовали его втемную.

Эта необычная возможность, предоставленная журналистом, вызвала предположение, что интервью Берга было частью осознанного российского плана — сделать заявления Берга более известными в Норвегии и спровоцировать гневную реакцию в отношении норвежской разведки, недопустимым образом обращавшейся с гражданином.

Российские и норвежские рыбацкие суда в порту Киркенеса

Мэр Киркенеса Руне Рафаэльсен знает Берга на протяжении десятилетий и все больше беспокоится о его здоровье. Он называет Берга «маленькой рыбкой», пойманной в ходе крупной игры. Но Рафаэльсен пытается идти средним курсом — призывает к его освобождению и критикует спецслужбы за их усилия по привлечению местных жителей. В то же время Рафаэльсен не питает иллюзий по поводу России и в целом защищает работу норвежской разведки.

«Они не должны были использовать Фроде, и я чувствую настоящее разочарование в Осло и его тактике в отношении России, — сказал Рафаэльсен. — Но это не значит, что мы ничего не понимаем. Все мы почувствовали перемены по соседству».

В этом деле вопросов столько же, сколько и ответов, и некоторые из тех кто давно наблюдает за пограничными отношениями, пришли к выводу, что случай с Бергом — часть более широкой российской стратегии разжигания разногласий и сомнений. «Здесь чего-то не хватает, за всей этой историей определенно больше, чем нам говорят», — считает редактор независимого киркенесского издания The Barents Observer, выходящего на английском и русском языках,Томас Нильсен.

Зачем, спрашивает Нильсен, разведке полагаться на отправку конвертов с наличными через заведомо ненадежную почтовую систему России? И если русские действительно раскрыли операцию, начатую еще три года назад, почему не было новостей о каких-либо других арестах, почему никого не наказали?

В чем, по мнению норвежских экспертов в области безопасности, действительно можно не сомневаться, так это в том, что арест Берга дает преимущество российским спецслужбам. «ФСБ определенно использует это, чтобы подорвать работу норвежской разведки и полиции», — заявил директор по стратегическим коммуникациям и психологическим операциям Норвежского университетского оборонного колледжа подполковник Гейр Хаген Карлсен,

До сих пор норвежское правительство в основном молчало о деле Берга и мало что сделало, чтобы заполнить информационный вакуум. Минобороны, в подчинении которого находится Агентство военной разведки, отказалось от комментариев, а МИД заявил лишь, что страна продолжит «оказывать помощь» Бергу во время его заключения.

Бывший офицер военной разведки полковник Тормод Хейер предполагает, что арест Берга — результатом небрежности разведчиков.«Разведывательная служба Норвегии — мировым лидером в том, что касается технической разведки, но мы относительно неопытны в работе с людьми, — утверждает Хейер. — Дело Берга кажется мне очень дилетантским. Похоже, нас поймали, когда мы попытались сделать что-то, превосходящее уровень нашей компетентности».

Будь это результат хитрой интриги, или же российские спецслужбы просто переиграли норвежских визави, но Россия воспользовалась возможностью, представившейся после ареста Берга.

«Все это выглядит так, как будто русские нас проверяют, — сказал автор книги о дезинформации и теориях заговора в Норвегии Джон Ферсет. — Я бы не сказал, что им до сих пор в этом плане многое удалось, но похоже, что они выясняют, какую реакцию могут получить».

Редактор Barents Observer Нильсен не понаслышке знает, что при всем улучшении пограничных связей Россия — далеко не друг. Несмотря на договор о безвизовом режиме, в прошлом году ему запретили въезд в Россию — как он считает, за публикацию статей с критикой российской внешней политики, опубликованных также на русском языке.

Нильсен считает, что дело Берга оказывает разъедающее действие внутри Норвегии и обостряет разногласия на севере по поводу более широкой политики в отношении России: «Это, безусловно, вызывает некоторый гнев по отношению к Осло, представляя правительство как угрозу трансграничным связям».

Хотя Норвегия не член Евросоюза, она присоединилась к санкциям, введенным против Москвы в ответ на аннексию Россией Крыма в 2014 году. Но в стране растет поддержка более мягкой линии в отношении России, особенно в северных приграничных районах. И еще до того как вспыхнуло дело Берга, появились признаки того, что Россия пытается разжечь такие настроения.

По мнению Москвы, правительство в Осло занимает все более конфронтационную позицию, отказываясь от поддержки более тесных связей на севере. Россия недовольна не только продолжающимся участием Норвегии в режиме санкций и ее ролью в программе наблюдения НАТО, но и решением в прошлом году разрешить размещение на ее территории американских морских пехотинцев.

Прибытие американских морских пехотинцев в Норвегию. Январь 2017 года

Официально они присутствуют в Норвегии для проведения учений, но впервые со времен Второй мировой войны в Норвегии базируются иностранные силы, и это ответ на все более агрессивную позицию России как в регионе, так и за его пределами. Министерство обороны Норвегии объявило этим летом, что численность американских военных будет более чем удвоена — до 700 человек, — и их разместят дальше на севере, ближе к границе с Россией.

Когда об этом решении впервые объявили, российское посольство в Осло ответило резким заявлением, предупредив, что это «будет способствовать росту напряженности и вызовет гонку вооружений, дестабилизируя ситуацию в Северной Европе». Планы Норвегии провести в этом месяце крупные военные учения НАТО с участием 40 000 человек еще больше осложнили обстановку, а министерство иностранных дел России заявило, что оставляет за собой право принимать «должные контрмеры».

В то же время контролируемые Кремлем СМИ нацелены на Норвегию и, в частности, на разрыв между Севером и Югом. Телеканал RT в этом году открыто заявил, что «Норвегия после потери российского рынка не может найти новых покупателей для своей рыбы», прямо объясняя это поддержкой санкций.

Задолго до ареста Берга новостное агентство Sputnik также опубликовало несколько материалов о негативном отношении к санкциям, существующем в Северной Норвегии, изображая правительство как потерявшее контакт со своими гражданами и ставшее пешкой в конфронтации с Москвой в интересах США.

Любимым персонажем в информационной операции Sputnik стал мэр Киркенеса Рафаэльсен; в соответствии с повесткой дня агентство выбирает его цитаты. Постоянные заявления Рафаэльсена о поддержке диалога с Россией и выходе из режима санкций ЕС — это именно то, что хочет услышать Sputnik. Рафаэльсен также попросил премьер-министра Норвегии Эрну Сольберг в следующем году пригласить в Киркенес президента России Владимира Путина, чтобы отметить 75-ю годовщину освобождения города советскими войсками.

Правда, авторы Sputnik умалчивают о том, что Рафаэльсен также восхваляет НАТО и приветствовал прибытие из-за границы ЛГБТ-активистов для участия в ежегодном параде — явный вызов гомофобной атмосфере, установившейся в последние годы в России.

«Они определенно тенденциозно используют мои слова, подгоняя их под свой контекст, — заявил Рафаэльсен. — Но я должен по-прежнему действовать в соответствии со своими собственными принципами. Я не могу начать выбирать слова, исходя из того, что они будут делать с тем, что я скажу».Следом за другими российскими дипмиссиями по всему миру с их конфронтационной тактикой посольство в Осло стало резко отзываться о норвежских СМИ и журналистах, которые оно считает слишком критичными по отношению к Москве, и в то же время рекомендует прислушиваться к голосам левых и правых маргиналов.

В прошлом году хакеры провели атаку на Партию труда, которая в настоящее время находится в оппозиции, но является убежденным сторонником членства Норвегии в НАТО; атаку предположительно организовала Россия.

«Посмотрите, как эти попытки сработали в других странах, — говорит норвежский тележурналист,автор книги ”Секретная война России с Западом“ Ойстен Боген. — Цель Москвы — не убеждать других, что она поступает правильно, а углублять трещины, и раскол между севером и югом в Норвегии становится реальностью».

На холме недалеко от центра Киркенеса стоит памятник воинам, освободившим регион от фашистской Германии в 1944 году. Во время Второй мировой войны город был важной военно-морской базой Германии. Но здесь помнят не американские или британские войска, а Красную Армию. Местные партизаны, борясь против нацистов, тесно сотрудничали с советскими частями.

Торжества, связанные с общей историей, в последние годы в регионе Финнмарк стали обычным явлением. Этим летом представители обеих стран торжественно открыли мемориал в честь норвежских партизан времен Второй мировой войны в городе Вардё, примерно в 80 км к северу от Киркенеса.

Но как только началась холодная война, Москва воспользовалась этими прошлыми связями и стала вербовать в Норвегии агентов. Это, в свою очередь, вызвало пристальное внимание норвежских спецслужб, которые особенно присматривались к тем, кого подозревали в коммунистических или левых тенденциях. Северные города, такие как Киркенес, сталкивались с постоянными проверками и дискриминацией, что усиливало напряженность в отношениях с Осло и создавало глубокое недоверие к разведслужбам страны. След этого существует до сих пор, и дело Берга разжигает такие настроения.

«Травма холодной войны — это рана, которая до сих пор не полностью зажила в норвежском обществе», — говорит режиссер-документалист Хильда Корсет. Ее фильм «Ибо все наши отцы сражались» рассказывает о норвежских партизанах, воевавших плечом к плечу с советскими войсками, и их стремлении к признанию.

В 1996 году норвежская парламентская комиссия объявила, что наблюдение за гражданами было незаконным и что некоторые из этих лиц имеют право на компенсацию.

«Никто не хочет, чтобы эти дни вернулись, — говорит киркенесский пастор Торбьёрн Брокс Веббер, член группы поддержки Берга. — В ситуации, когда люди говорят о новой холодной войне, мы не должны позволить большой политике в Осло поставить здесь заборы».

«Лада» с российскими номерами, припаркованная возле судоверфи в Киркенесе

Эти слова отражают более широкое общественное мнение на севере. Опрос, проведенный в прошлом году норвежской газетой Klassekampen, показал, что 76% жителей севера и 81% жителей провинции Финнмарк хотели бы, чтобы правительство сделало больше для улучшения отношений с Москвой.

В конце августа председатель Совета провинции Финнмарк Рагнхильд Вассвик призвала Осло отказаться от поддержки санкций ЕС в отношении России. Она также выступила против планов изменения региональных границ, опасаясь, что это помешает более тесным связям с Россией.

Тем временем Берг остается пешкой в этой сложной игре в информационные шахматы, где ходы никогда не бывают полностью ясными. В июле этого года московский судья продлил срок досудебного содержания под стражей, и теперь адвокаты Берга ожидают, что суд состоится осенью.

Норвежский адвокат Берга Бриньюльф Риснес счтает, что лучшее, на что может надеяться его клиент, — это обмен заключенными. До недавнего времени это казалось нереальным: в Норвегии не было под стражей никого, в ком могли бы быть заинтересованы россияне.

Но в конце сентября норвежская полиция арестовала приехавшего на парламентское мероприятие российского гражданина по подозрению в шпионаже, что дает Осло потенциальную новую карту в этой игре. Риснес сказал, что арест увеличивает шансы на освобождение Берга, но предупредил, что «мы все еще слишком мало знаем об этом новом случае, чтобы оценить реальные возможности для обмена».

Мэр Киркенеса Рафаэльсен прекрасно знает, что стоит на кону. Сохранение тесных связей с российскими соседями — приоритет для жителей Северной Норвегии, но регион становится полем битвы в более широкой борьбе за сердца и умы. Приближается суд над Бергом, эта борьба, скорее всего, продолжится.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari