Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.77
  • EUR86.85
  • OIL74.01
  • 2945

Поведение администрации Трампа в отношении алюминиевой компании Олега Дерипаски похоже на знак необъяснимой капитуляции перед Россией, пишет в The New York Times Сет Хеттена. The Insider предлагает полный перевод статьи.

Даже сейчас, когда появляются новые свидетельства того, что кто-то, скорее всего, в России, опять вмешивается в американские выборы, о жестких санкциях в отношении по меньшей мере одного из ближайших к Владимиру Путину российских олигархов можно забыть.

На этой неделе администрация Трампа снова ослабила давление на крупнейшую российскую алюминиевую компанию «Русал» — через неполных четыре месяца после того как были введены санкции против компании и ее пользующегося дурной славой лидера. Белый дом, похоже, не собирается щадить американских фермеров и потребителей, развязывая торговые войны, но работники российских алюминиевых предприятий явно заслуживают особой защиты.

«Русал» контролирует Олег Дерипаска, член путинского ближнего круга. Как сообщает Минфин США, велось расследование его возможной причастности к отмыванию денег, его обвиняли в угрозах конкурентам, нелегальном подслушивании телефонных разговоров правительственного чиновника, участии в вымогательстве и рэкете. Есть также подозрения, публично высказанные Управлением по контролю за иностранными активами Минфина, что Дерипаска подкупил правительственного чиновника, заказал убийство бизнесмена и связан с российской организованной преступной группой. Во время президентской кампании 2016 года тогдашний менеджер штаба Трампа Пол Манафорт пытался устроить для Дерипаски частные брифинги. Во вторник Манафорт предстал перед судом по обвинениям в банковском и налоговом мошенничестве, напрямую не связанном с кампанией.

Министр финансов Стивен Мнучин заявил, что рассматривает возможность полного снятия санкций, так как он наказывают «честных работников ”Русала“». Но все наоборот: если бы министра действительно волновала судьба 61 тыс. работников «Русала», он не смягчал бы свою позицию, пока компания не очистится полностью от связей с Дерипаской и коррумпированным режимом, которому служит алюминиевый гигант.

За оцениваемым в $5,3 млрд состоянием Дерипаски стоит крупномасштабное преступление. Во время «алюминиевых войн» 1990-х, когда экономический сектор консолидировался в процессе хаотической приватизации, последовавшей за распадом Советского Союза, молодого трейдера, захватившего контроль над гигантским металлургическим заводом в Сибири, подозревали в связях с бандитами. Согласно показаниям, данным в Штутгарте одним из членов банды, Дерипаска был ценен для группировки в том числе благодаря его связям с российскими спецслужбами. Его конкуренты либо погибали, либо бежали из России, а сам он каким-то образом стал гендиректором «Русала» — компании, в прошлом году получившей доход примерно в $10 млрд. Из-за подозрений в связях с организованной преступностью олигарху отказали в американской визе.

Дерипаска не только владелец алюминиевого концерна. В России такие олигархи, как он, обязаны своим богатством и статусом Кремлю. За это они должны выполнять ег распоряжения; так, Дерипаска через свою холдинговую компанию потратил больше $1 млрд на новую инфраструктуру для Олимпийских игр в Сочи. Дерипаска принял эту роль и заявил, что не отделяет себя от российского государства. С этим хорошо сочетается обнаруженный журналистами The Associated Press меморандум, из которого следует, что Манафорт пытался предложить Дерипаске план кампании влияния, которая была бы «в высшей степени выгодна путинскому государству».

6 апреля Управление по контролю за иностранными активами Минфина ввело санкции против Дерипаски за «действия или попытку действий прямым или непрямым образом в интересах или от имени высокопоставленного государственного руководителя Российской Федерации». Под санкции попали также «Русал» и контролирующая его котирующаяся на бирже холдинговая компания En+. Из-за санкций акции «Русала» подешевели вдвое, что вызвало панику на глобальном алюминиевом рынке. Вскоре Дерипаска объявил, что уступит контроль над «Русалом» и покинет советы директоров «Русала» и En+.

Это был самый сильный сигнал о том, что олигархам, подобным Дерипаске, не позволят вести бизнес с США, пока они поддерживают государство, перекраивающее границы своих соседей, отравляющее своих противников на зарубежной территории и помогающее режиму Асада в Сирии бомбить его собственных граждан. Британский парламентский комитет, ссылаясь на информацию, обнаруженную гарвардским исследователем, заявил в мае, что «на собственном сайте ”Русала“ говорится, что он снабжает стратегическим сырьем российскую военную промышленность, продукция которой потенциально может применяться в Сирии».

Но почти сразу же Минфин облегчил давление на «Русал». Несколько раз продлевали сроки, в которые Дерипаска должен был выйти из числа руководителей компании и снизить свою долю собственности. В мае председатель холдинга Дерипаски лорд Грегори Баркер Бэттлский нанял за $108 500 в месяц лоббиста для продолжения переговоров с Минфином. Баркер выбрал фирму Mercury Public Affairs — ту самую, которой Манафорт до 2014 года заплатил $1,1 млн за лоббирование в Конгрессе интересов Украины и ее тогдашнего президента Виктора Януковича. Фирма, возглавляемая бывшим сенатором-республиканцем от Луизианы Дэвидом Виттером, пыталась в числе прочего заручиться поддержкой послов Франции, Германии и Австралии.

Mercury, описывающая свой подход как «публичную стратегию высоких ставок», на прошлой неделе начала кампанию давления на Минфин, требуя больше времени для снижения доли олигарха в капитале En+ с 70% до 50%. 24 июля фирма направила в Минфин заявление, описав в нем бедствия, которые могут произойти, если санкции не будут облегчены: глобальный рынок алюминия будет в занчительной степени дестабилизирован, что нанесет «суровый побочный ущерб интересам США и их союзников», En+, вероятно, придется продать представителям «китайских и/или других потенциально враждебных интересов» — или же Дерипаскаможет просто сохранять свой контрольный пакет. При всей противоречивости этих предсказаний — Дерипаска не может одновременно продать свою компанию китайцам и сохранить контрольный пакет — их оказалось достаточно, чтобы Минфин 31 июля продлил срок, в который Дерипаска должен отказаться от своей доли в En+.

Дурное предчувствие того, что сообщник бандитов будет диктовать США свои условия, — еще один знак необъяснимой капитуляции администрации Трампа перед Россией. И эта капитуляция последовала за встречей в Хельсинки 16 июля, во время которой президенты Трамп и Путин больше двух часов беседовали за закрытыми дверями.

Мы не знаем, что они обсуждали, но,учитывая ставки обеих сторон, можно с большой степенью вероятности предположить, что разговор коснулся темы санкций, введенных США против крупнейшей алюминиевой компании России.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari