Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.77
  • EUR86.85
  • OIL74.16
  • 444

Заявления Трампа во время европейского турне противоречат интересам его страны, а жалкая попытка самооправдания по возвращении в Вашингтон только ухудшила ситуацию, считает главный редактор The New Yorker Дэвид Ремник. The Insider предлагает полный перевод статьи. 

При диктаторских режимах нежелание аплодировать вождю часто считают изменой. В феврале, сразу после выступления в Конгрессе с ежегодным обращением «О положении страны», Трамп отправился на митинг в Блю-Эш, штат Огайо, и там обвинил конгрессменов-демократов именно в этом преступлении. Виновны они были в том, что отказались встать и устроить президенту США подобающую овацию.

«Вот вы там, и перед вами половина зала становится совершенно безумной, дикой — они всё любят, они хотят сделать что-то прекрасное для нашей страны, — сказал Трамп. — И есть другая сторона, даже когда новости позитивные… Они как смерть, и они не американцы. Не американцы. Кто-то сказал ”изменники“. Я думаю, почему бы и нет? Можно ли назвать это изменой? Я хочу сказать, было явно не похоже, чтобы они очень любили нашу страну».

Вряд ли кто-то помнит этот момент в Блю-Эше, который стал бы несмываемым пятном на репутации любого другого президента, и причина очевидна: непоследовательность Трампа и его склонность к неприкрытому обману — не иллюзия. Это его ежедневная практика. Смутное чувство оцепенения и уныния, которое в последние два года охватило столь многих американцев, объясняется именно постоянством раздражающих заявлений и поступков Трампа.

Но то, что случилось в понедельник в Хельсинки, забыть будет непросто. Так же, как марте прошлого года, когда слова президента после факельного шествия белых расистов в Шарлоттсвилле показали, что расизм  в самой основе его характера и его политической стратегии, жалкие реплики, произнесенные, когда он стоял рядом с Владимиром Путиным, похоже, знаменуют поворотный момент, и это видят даже некоторые из его самых пылких защитников. За время всего лишь одной поездки в Европу Трамп успел унизить западноевропейских лидеров и назвать их врагами, расколоть многолетний военный, экономический и политический альянс и простить России ее попытки изменить ход выборов 2016 года. Он делал это открыто, неоднократно и с явной убежденностью. Даже республиканцы в Конгрессе (хотя и в недостаточном количестве) и некоторые комментаторы на канале Fox News заявили, что поведение Трампа в Хельсинки — это позор.

Попытка президента поправить положение (явно результат паники, охватившей администрацию) только все ухудшила. Во вторник, выступая в Зале кабинета в Белом доме, Трамп говорил так, как будто принимает своих слушателей за дураков, и заявил, что пресса его попросту не поняла. Это была одна из самых бесстыдных попыток отказаться от своих слов за всю историю президентской власти в Америке. Читая заготовленный текст по бумажке, из-за чего он всегда чем-то похож на заложника, Трамп попытался отчасти извиниться перед американским разведывательным сообществом за то, что он приравнял его анализ к точке зрения Путина и ФСБ. И в этот момент свет внезапно выключился, президент сидел в темноте. Прежде чем комментаторы по всему миру успели сказать, что не верят, электрическая система Белого дома не выдержала этой чуши. Или это была высшая сила?

«Оп, — сказал президент, когда свет снова зажегся. — только что выключили свет. Наверное, это разведслужбы». Неплохо сказано! После этого он еще раз — для тех, кто не поверил, — объявил, что «в полной мере доверяет и поддерживает великолепные разведслужбы Америки». Он повторил это с убежденностью школьника, которого заставили много раз написать на классной доске одну и ту же фразу о том, что он извиняется за кражу в школьной столовой.

Трамп — не тот человек, которому знакомо раскаяние; от своего учителя Роя Кона <бывший специальный помощник генпрокурора, активный участник «охоты на ведьм» во времена маккартизма, впоследствии лишенный статуса адвоката за неэтичную деятельность. — The Insider> он усвоил формулу «никогда не извиняйся, никогда не объясняй». И даже сейчас он не мог заставить себя принять то главное, что он должен был сказать, — что да, да, он верит, что Россия была той единственной силой, которая вмешивалась в выборы 2016 года. «Это могли быть другие люди, — произнес он, отклонившись от сценария и прямо противореча себе. — Там много людей».

То, что последовало дальше, вызывает еще большую тревогу. Он попытался убедить слушателей, что слова на пресс-конференции в Хельсинки, которые он повторил потом в интервью Шону Хэннити <ведущий ток-шоу на радио и на телеканале Fox News. — The Insider> были всего лишь мелкой оговоркой, случайным пропуском частицы:

«Мне показалось, что я очень ясно высказался, когда я просмотрел стенограмму. Но теперь я должен сказать, что вернулся к этому и сказал: ”Что тут происходит? В чем дело?» И вот я взял стенограмму просмотрел ее, потом вышел и посмотрел свой ответ на видео. И теперь понимаю, что нужно кое-что разъяснить. Это должно было быть очевидно, я думал, что это будет очевидно, но я хочу разъяснить на случай, если это не так. Я сказал ”могла“ вместо ”не могла“. Предложение должно было быть таким: ”Не вижу никакой причины, по которой я не должен или по которой это не могла бы быть Россия“. И еще раз, просто чтобы повторить: я сказал ”могла“ вместо ”не могла“, и предложение должно было быть таким, я думал, что это было бы не совсем понятно из стенограммы или из видео. Предложение должно быть ”Не вижу никакой причины, по которой это не могла бы быть Россия“. Как бы двойное отрицание. Так что можете это учесть и, я думаю, это, возможно, само по себе все хорошо проясняет».

Поведение Трампа в Европе и теперь в Вашингтоне не проясняет ничего. Оно только вызывает мрачные подозрения и тошнотворное ощущение того, что мы живем на страницах самого «черного» шпионского романа из всех когда-либо написанных. Возможно, Роберт Мюллер и его команда никогда не раскроют всех тайн, которые они расследуют, не доберутся до конца цепочки из миллиардов коррупционных сделок, тайных связей и двурушнических операций. Но от тех обвинений и заявлений о признании вины, которых команда Мюллера уже добилась, нельзя отмахнуться.

Раз за разом Трамп повторял, что «хорошие отношения» США с Путиным — «хорошая вещь, а не плохая». И это правда, что американские президенты всегда встречались со своими противниками. Джорджу Бушу и Бараку Обаме не раз приходилось по разным поводам получать удовольствие от общения с Путиным. Но саммиты существуют не для того, чтобы обмениваться колечками в знак дружбы. Они для того, чтобы утверждать и отстаивать свои интересы, с тяжелыми боями добиваться согласия и прогресса. Они требуют долгой и тщательной подготовки (чем Трамп заниматься отказывается) и принципиальности (которой у Трампа нет). Без этого результатом будут недоразумения, непонимание или даже катастрофа. Это случилось в Сингапуре, и это случилось в Хельсинки.

На пресс-конференции в Хельсинки Трамп показал себя в лучшем случае беспечным любителем, принимающим на веру ложные аргументы и фальшивые предложения, исходящие от хитроумного противника. «Президент Путин сегодня исключительно сильно и убедительно все это опровергал, и он сделал невероятное предложение, — заявил Трамп. — Он предложил, чтобы люди, работающие над делом, сотрудничали с российскими следователями в отношении двенадцати [российских разведчиков, обвиненных Мюллером]. Думаю, это невероятное предложение». «Невероятное» — правильное слово, и не только в отношении этого предложения. Невероятная поездка Трампа в Европу — действия, противоречащие интересам его страны. И теперь мы увидим, кто, особенно в Республиканской партии, встанет не для того, чтобы аплодировать «великому вождю», а для того, чтобы высказать очевидную правду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari