Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD74.36
  • EUR90.41
  • OIL55.12
  • 21145
Мнения

«История на нашей стороне». Владимир Милов о том, почему новый виток репрессий не поможет власти победить

Не так уж просто писать оптимистичный текст про наступивший 2021 год на фоне всех последних событий в России. Власть практически открыто признала, что занимается убийствами политических оппонентов и считает это нормальным. Приняты поправки к Конституции, призванные законсервировать нынешний политический статус-кво на неопределенную бесконечность. Для всех, кто не согласен, под конец 2020 года подписан новый обширный пакет законов, позволяющий сажать и штрафовать фактически любого человека за любые действия. Свежие уголовные дела против Алексея Навального и Любови Соболь, а также приговор Юлии Галяминой по уголовной статье и многие другие процессы против оппозиционеров не оставляют сомнений — в этом году власть не готовит для несогласных с ней ничего хорошего.

И все же давайте взглянем на ситуацию под другим углом. В этом году наступает 30-летний юбилей краха СССР — куда более жестокой диктатуры, которая под конец хотя и пряталась под потешными бровями Брежнева и сладкими перестроечными речами Горбачева, тем не менее, была одной из самых жестоких в истории. Не верите? Съездите в последний в СССР лагерь для политзаключенных «Пермь-36» — сейчас там все еще действует музей политических репрессий — и вы с ужасом узнаете, что этот осколок ГУЛАГа был закрыт всего лишь в 1988 году, немногим более 30 лет назад.

Так вот, тогда очень многим людям, хотевшим перемен для маразматической и полностью отжившей себя советской системы, казалось, что эти перемены не будут возможны никогда. Потому что огромный аппарат подавления никогда не отдаст свое — при том что у него были все инструменты для бесконечного удержания ситуации под контролем, а у нас не было ни YouTube, ни соцсетей. Конечно, в конце 80-х был тренд на сокращение репрессий, но в 1991-м он снова развернулся — когда в Вильнюсе, Риге, а в августе и в Москве против протестующих стали применять войска. Ну и кроме того, над нами всегда висела угроза сворачивания перестройки и возврата к старым временам — «Товарищ, верь, пройдет она, так называемая гласность, и вот тогда госбезопасность припомнит наши имена».

Но тем не менее, крах диктатуры наступил очень скоро. Почему? Исторических причин много (я подробнее разбираю это в специальном цикле передач о развале СССР на YouTube), но есть одно существенное отличие от того времени — и оно в чистом виде морально-психологического свойства. Тогда, в своем стремлении к свободе, люди не мучили себя постоянными пугалками — ой, нас же всех пересажают, побьют, оштрафуют. Не устраивали сеансов публичного мазохизма с причитаниями, что власть сильнее, и «все равно обеспечит себе нужный результат». Не разводили истерику по поводу кандидатов на выборах от антикоммунистического блока — «ой, он какой-то не такой, как можно за такого голосовать». Не умничали в духе «ой, вы неправильно протестуете, а надо штурмовать здания компартии».

Вспоминая то время, я вижу одно четкое отличие от сегодняшних дней — в обществе тогда были дискуссии, но не было такого мощного хора пессимистов, ежедневно вещающих нам, что власть сильнее, оппозиция какая-то не такая и у нас «ничего не получится». Хотя тогда репрессивные возможности у властей были куда сильнее — работали еще советские законы и советское КГБ. У людей было больше воли в стремлении к свободе — никто не занимался перфекционизмом, все понимали, что надо пользоваться теми возможностями, которые есть. Успехи давались не сразу — были крупные разочарования. Например, на первых полусвободных выборах народных депутатов СССР, устроенных Горбачевым в 1989 году, депутатов-демократов избрали так мало, что они не смогли даже провести Бориса Ельцина (получившего 91,5% голосов по одномандатному округу №1 в Москве) в Верховный Совет. Но люди не отчаялись и в марте 1990 года выбрали демократическое большинство в парламент РСФСР — если бы тогда список кандидатов, за которых призывала голосовать оппозиция, подвергался бы такому же пристальному скептическому изучению, как сегодня, то этого никогда не случилось бы. Но мы знали — главное голосовать за того, кто против КПСС. Потом была долгая борьба за контроль над российским парламентом, введение поста президента РСФСР, противостояние танкам в Вильнюсе, Риге и Москве. Все это не было быстро и просто. Но люди не сдавались и не опускали руки.

30 лет назад у людей было больше воли в стремлении к свободе, они не сдавались и не опускали руки

Сегодня свободная Россия вступает в решающую фазу противостояния с Путиным в куда лучших условиях. Давайте не забывать о том, как многого мы добились в последние годы. Никто кроме оппозиции не может собирать протестные демонстрации в несколько десятков тысяч человек. Аудитория независимого интернет-телевидения — десятки миллионов человек, вся борьба Путина за контроль над ТВ пошла насмарку. «Умное голосование» работает и порождает целые протестные регионы — если бы чуть «дожали» на выборах-2019 в Москве, получили бы оппозиционную Мосгордуму (не хватило всего несколько округов, но еще дожмем). Алексей Навальный вошел в топ-5 самых популярных политиков России, причем среди них он единственный, чей рейтинг идет вверх, в то время как у остальных представителей верхушки истеблишмента — падает. Впервые за всю историю путинской России в регионах появились сильные оппозиционные лидеры общественного мнения, которые представляют внятную альтернативу губернаторам и мэрам и избираются депутатами даже несмотря на все трудности борьбы с админресурсом.

Постоянные аресты, уголовные дела, многомиллионные штрафы, нападения, харассмент — все это не в состоянии остановить машину сопротивления, ее обороты только растут. Перспектива выборов в Госдуму на фоне рекордно низких рейтингов «Единой России» (все основные социологические службы — ФОМ, ВЦИОМ, Левада — дают им одинаковый процент в районе 30%) и работающего «умного голосования» вызывают панику в Кремле. Неудивительно, что Путину приходят в голову идеи о прямом физическом устранении своего конкурента Навального — этакий «фол последней надежды», иными способами гарантировать сохранение у власти не получается. Но и тут не сработало: мало того что Навальный выжил, так и оппозиционную инфраструктуру разрушить не получилось — поэтому и такие вещи не сработают.

На этом фоне смешно слушать рассуждения о «беспомощных диссидентах», как, например, в статье Владислава Иноземцева. Диссиденты — это когда на площадь выходит 8 человек. То, что мы имеем сегодня — это мощнейшее движение сопротивления за всю историю российской диктатуры. Да, нам будет трудно в ближайшее время, гораздо труднее чем раньше. Остановит ли это сопротивление? Нет, оно только вырастет. Полезно ли в этой ситуации выступать с пессимистическими оценками — особенно с безопасной дистанции из-за рубежа? Нет, вредно. Сейчас надо открыто смотреть в лицо трудностям, не ждать немедленных успехов и продолжать методично делать свое дело — расширять базу поддержки, наносить власти все новые болезненные удары. Если бы властям было так безразлично и не страшно все то, что мы делаем, то они бы не пошли на нарушение Конвенции о запрещении химоружия и политические убийства. Нет, это для них не безболезненно. Да, это для них страшно. И это отлично. Это значит, надо продолжать, невзирая ни на что. История и политическая динамика — на нашей стороне.

Если бы властям было не страшно все то, что мы делаем, они бы не пошли на политические убийства

Многие напуганы последним пакетом репрессивных законов, которые под Новый Год приняла Госдума. Относиться к этому надо просто: если власти захотят кого-то оштрафовать и посадить, то у них и до этого был в руках весь необходимый инструментарий. Летом 2019 года нам всем дали арестные сроки и впоследствии многомиллионные штрафы за протесты в Москве вообще без всяких правовых оснований — просто сочинили полицейские рапорты. Зачем им новые законы, если действующих уже достаточно для подобных репрессий?

Затем, чтобы напугать вас. Чтобы вы встречали 2021 год, год важнейших выборов в Госдуму, где партия власти по всем меркам должна проиграть впервые с 2003 года, в состоянии запуганности и пессимизма. Которого вам добавляют комментаторы, находящиеся от России далеко. Не слушайте их. Вспомните, чего мы добились за последние годы. Оппозиция представляет из себя реальную силу, которую власть боится. Она хочет запугать вас в ответ. Не пугайтесь. Мы сильнее. Мы выиграем. Это будет сложно, и скорее всего, по дороге будет больно. Но другого пути нет. Это наша страна, и мафия рулила ей слишком долго и со слишком катастрофическими последствиями. Пора положить этому конец.

Добро пожаловать в 2021-й.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari