Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.08
  • EUR91.36
  • OIL42.6
Мнения

«Подпоручики Киже» нового правительства: как Путин восстановил монархию в России

Владимир Путин подписал указ о новом правительстве России, он опубликован на сайте Кремля. В новом кабинете 14 новичков — девять министров и пять вице-премьеров. Публицист Леонид Радзиховский проанализировал для The Insider новый состав правительства и выяснил, зачем Путин изгнал из него богатых и влиятельных министров, почему остались Мутко и Мединский, и когда, наконец, в России введут официальное наследование государственных должностей. 

Итак, после довольно долгой паузы правительство все-таки родилось. Понятно, что кесаревым сечением — иного анатомия власти в России  не предусматривает. А вот почему Кесарь так тянул — неясно. Есть обидная для министров, но довольно правдоподобная версия, что ему просто было не до того. Так скучны ему дела кабмина, что и заниматься его сборкой неохота …

Положение кабинета министров — действительно довольно странное. В некоторых президентских республиках (США) без этого архитектурного излишества — прежде всего, без поста премьера — прекрасно обходятся, считают его не просто ненужной, но и вредной пятой спицей в колеснице, бородавкой на носу государства. Ну, а у нас необычная форма правления — президентская монархия, причем абсолютная, самодержавная. И вот роль «председателя кабмина» тут и правда непонятна.

Сейчас Россия старается во всем по возможности «реконструировать» Российскую Империю, причем XIX века. Там сам император прямо руководил министрами. Был формальный пост «председателя Комитета министров», но он ничего не значил, да и Комитет-то этот почти не собирался. Министры поодиночке выходили на царя. Когда в России появилась «гибридная Конституция» (1905), появился и Совет министров. Формально министры (кроме военного и иностранных дел) подчинялись премьеру. В реальности шла молчаливая борьба между царем, который мало интересовался делами госуправления, но много — своим престижем и премьером. Царь хотел, чтоб министры не через премьера (как по закону), а напрямую на него замыкались. Тут многое зависело просто от личности председателя правительства, его воли, амбиций, авторитета.

Еще сильнее личный фактор проявлялся в СССР. Понятно, что при Сталине никакой «предсовмина» (кстати, сам Сталин занимал этот пост с 1941 г. до смерти) ничего не решал — просто «вел заседания Совмина». Реально пост Премьера что-то значил и реально именно Совет министров существовал с 1964 по 2004 гг. Странный временной отрезок, никто никогда его не выделяет? Да. А между тем в истории Российской бюрократии это своеобразный и законченный отрезок со своим началом и концом.

Независимы от предсовмина были три министра — обороны, иностранных дел, КГБ. Устинов, Громыко, Андропов были членами Политбюро и могли в известных пределах спорить с Генсеком

Начало — падение Хрущева, назначение Косыгина премьером. Косыгин был человек властный, авторитетный (кстати, премьером был дольше всех в России — 16 лет, до 1980 г.). Тогда, в тоталитарном СССР, было определенное «разделение властей» — по крайней мере, определенная независимость бюрократических институтов. Тот же Совет министров во многом был самостоятелен, а Косыгин мог спорить с Брежневым — просто в силу их сравнимых человеческих качеств. Независимы от предсовмина были три политических министра – обороны, иностранных дел, КГБ. Устинов, Громыко, Андропов были членами Политбюро и тоже могли в известных пределах спорить с Генсеком. Это и называлось — и не совсем лживо — коллективным руководством. Та же традиция, хоть и в ослабленном виде, была в тандеме Горбачев-Рыжков. И при Ельцине премьеры — Черномырдин, и особенно Примаков — были относительно самостоятельными фигурами (что и привело к кризису в отношениях Ельцина с Примаковым и его отставке). Опять же, это определялось личными качествами президента и премьера.

Период «двоевластия» закончился в 2004-м, когда Путин снял Касьянова и демонстративно назначил Фрадкова — «подпоручика Киже», человека без имени, веса, амбиций.

Весь этот период «двоевластия» (точнее «права голоса» у председателя правительства) закончился в 2004-м, когда Путин снял Касьянова и демонстративно назначил Фрадкова — «подпоручика Киже», человека без имени, веса, амбиций. Это соответствует и объективной роли правительства «при президенте», а отнюдь не при «парламенте», которого, как известно, тоже в политической природе России не существует. Так с тех пор и пошло (кроме, понятно, 2008–2012 гг., когда сам Путин был премьером). Технический орган управления, где политические министры (иностранных дел, обороны, МВД) вообще от премьера не зависимы, а экономических президент вызывает на ковер — по мере надобности. Понятно, что кабинета министров тут нет — есть только заседания.

Что касается состава правительства — тех, кто ушел и пришел, этих 22 министров и 9 зампредов... Двое — «от Медведева», его друзья по юрфаку СПбГУ: Коновалов (Минюст с 2008 года) и зампред, руководитель Аппарата правительства Чуйченко. По крайней мере, Аппарат не станет игнорировать Медведева — и то победа. Правда, непонятно над кем.

Трое — назло  врагам. Минкульт и Минобр спаслись от ярости либералов только молитвами тех же либералов. Этот вой-стон Пятой колонны был услышан Путиным, и — «русские на войне своих не сдают» — Мединский и Васильева остались «всем смертям назло». Зампред Мутко — это гол, который Путин забил если не в лицо МОК, то, по крайней мере, в их сторону. «Чтоб знали!».

40-летний Патрушев доказал лишний раз, что не только музыкальные и математические, но державные таланты передаются по наследству

Генерал-майор Зиничев (МЧС) продолжил ряд личных охранников Путина, которые занимают высокие посты — командующий Росгвардией Золотов, губернатор Тульской области Дюмин. Министр-вундеркинд, 40-летний Патрушев (МСХ, бывший президент Россельхозбанка) тоже продолжил традицию — генетическую. Наряду с сыном Иванова (президент концерна АЛРОСА), сыновьями Фрадкова (председатель Внешэкономбанка и замуправделами президента), своим братом Андреем Патрушевым (член правления «Газпром нефти»), сыном Юрия Ковальчука Борисом (председатель правления «ИнтерРАО ЕЭС»), сыном Кириенко Владимиром (первый вице-президент «Ростелекома») и другими он доказал лишний раз, что не только музыкальные и математические, но державные таланты передаются по наследству.

Устойчивая национальная элита — залог развития державы. Пример Англии все знают. Правда, чтобы достичь еще больших успехов, разумно будет ввести и титулы — например, графы, князья … Возможно, Дума этим озаботится, наконец? Тем более, наследственные таланты есть и там — скажем, сын Жириновского.

Те, кто реально будут вести экономическую политику — первый вице-премьер и министр финансов Силуанов, вице-премьер по социальным вопросам Голикова, минэкономики Орешкин (оба — бывшие замминистра финансов) — в той или иной мере «ученики Кудрина». Курс, который выбрал Путин, таким образом, понятен — разумная, консервативная финансовая политика. Надо вновь наполнить халявными нефтебаксами карманы, которые опустели в 2014–2017 гг. «Прорывов» тут ждать не стоит — эти карманы прочные, ну, а больше рваться некуда и незачем. Путину нужны не стерхи в воздухе, а финансовая безопасность в кармане.

А вот полетами во сне и наяву займутся два самых известных министра — Лавров (министр иностранных дел с 2004-го) и министр обороны Шойгу. Они отвечают за высокие отношения, геополитическую мечту и скрепы с миром. Это народ любит — почти как пиво и футбол. Так что здесь все надежно (впрочем, если Путину придет фантазия пойти на разрядку с Западом, можно не сомневаться, что поворот «все кругом» будет выполнен четко). В прочих 19 членах кабинета ничего особо интересного не вижу. Ну, будут тянуть свои лямки …

Пара слов об ушедших. Шувалов, Хлопонин, Ткачев, Абызов — самые богатые члены правительства. Официальные доходы измерялись сотнями миллионов, иногда — миллиардами рублей (Хлопонин за 2017 год — 2,9 млрд.), а имущество и измерить нечем — не объять необъятное. Обеднело без них правительство: из «золотовесов» остались  только вице-премьер и представитель президента на Дальнем Востоке, обладатель 5 дана кекусинкай Трутнев (доход за 2017-й — 377 млн.) и министр промышленности Мантуров (доход за 2017-й — 213 млн.). О прочих министрах-нищебродах, которые «с супругами» и до $1 млн в официальных декларациях не дотягивают, и поминать нечего, можно только пожалеть. Например, автопарк Медведева — две «Волги», а у жены – «Фольксваген».

Так что означает это изгнание из правительства «толстяков», хоть и не всех ? Они тоже плачут или, наоборот, наконец вздохнут с облегчением? Кто ж их поймет — «богатые не похожи на нас с вами». В любом случае, я верю, что оставшиеся министры смогут догнать и перегнать ушедших коллег даже раньше, чем Россия, выполняя указ Путина, догонит и перегонит Германию по объему ВВП.      

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari