Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.02
  • EUR91.75
  • OIL66.31
  • 4850
Мнения

Ухо государево. Как Кремль создает новую структуру внешнего контроля за регионами

В России появилась новая административная система сбора жалоб и информации о жалобах граждан в социальных сетях, знакомая жителям Подмосковья по сервису «Добродел». В каждом субъекте теперь есть Центр управления регионом (ЦУР), который управляется из Москвы. Де-факто это поможет Кремлю получать информацию в обход губернаторов и подготовиться к грядущим выборам, считает глава Центра политико-географических исследований Николай Петров, но проблему разрыва между людьми и властью не решит, ведь Москве все еще важны статистические показатели, а не реальное благополучие людей.

Вот уже второй год Россия живет в эпоху двойной трансформации — политической и управленческой. И если о политической — конституционной реформе — говорят много, то управленческая во многом остается в тени. Она включает в себя ряд масштабных административных реформ на базе цифровизации.

Цифровизация – это главная кремлевская фишка последнего времени. Ее призваны продвигать две группы. С одной стороны, премьер Михаил Мишустин, добившийся успехов на этом поприще в бытность главой ФНС, и министр цифрового развития Максут Шадаев, который в качестве советника Сергея Кириенко курировал информационную политику региональных властей в соцсетях. А с другой, Администрация президента в лице бывшего главреда «Ленты.ру» и бывшего замначальника управления Администрации президента по общественным проектам Алексея Гореславского, иными словами, бывшего главного кремлевского интернетчика.

Что такое ЦУРы

Флагманским проектом цифровизации в регионах стало создание там центров управления регионом (ЦУР) – единых пунктов мониторинга. Они должны собирать и оперативно отрабатывать проблемные вопросы жителей по всем направлениям, связанным с жизнью региона, готовить аналитические материалы по социально-экономической ситуации и вырабатывать предложения по дальнейшему развитию.

Поразительна стремительность внедрения ЦУРов. Поручение о создании таких центров в каждом регионе Путин дал после заседания Совета по развитию местного самоуправления 30 января 2020 года. Перед заседанием президент осмотрел пилотный ЦУР Московской области, созданный в 2019 году в соответствии с президентским указом от 2013 года «О формировании системы распределенных ситуационных центров, работающих по единому регламенту взаимодействия». Сам указ, кстати, отсутствует в открытых источниках.

Уже 1 декабря 2020 года на совещании по подведению итогов исполнения поручений президента по организации таких центров по всей России вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко объявил, что все 83 новых ЦУРа, использующие передовой опыт Москвы и Московской области, приступили к работе.

Основные тематические блоки, по которым работает система, универсальны для всех регионов. Это медицина, образование, соцзащита, дороги и общественный транспорт, госуслуги, ЖКХ и мусор, экология, строительство, безопасность, СМИ, нацпроекты.

Попутно с созданием ЦУРов появилась и новая важная должность в чиновничьей иерархии - руководитель цифровой трансформации (РЦТ) в регионе. Это довольно статусная позиция, функционал которой можно сравнить с полпредами президента в регионах при Борисе Ельцине или даже с ответственными за спецвязь в обкомах при Иосифе Сталине. Курируют ЦУРы замы по внутренней политике, что лишний раз подчеркивает прямую связь проекта с ведомством Сергея Кириенко. ЦУРы не подчинены губернаторам, с которыми у них «партнерские» отношения. И руководитель, и весь штат центра – а его размер колеблется от двух десятков до полутора сотен человек – находятся на федеральном довольствии. А в каждом региональном министерстве (к силовикам это не относится) и в каждом административном районе теперь есть человек уровня замглавы, ответственный за работу с ЦУР.

ЦУРы не подчинены губернаторам, с которыми у них «партнерские» отношения

Как это работает

У ЦУРов нет своего юридического лица, а трудовые книжки сотрудников лежат в Москве. Это, по сути, система внешнего контроля, а отчасти и внешнего управления. За централизованное обеспечение ЦУРов отвечает АНО «Диалог Регионы», созданное в июле 2020 года. во главе всё с тем же Гореславским. Он же возглавляет учредителя - АНО «Диалог», созданное в ноябре 2019 года департаментом информационных технологий Москвы для мониторинга и обратной связи с москвичами во исполнение все того же президентского указа о ситуационных центрах.

Алексей Гореславский
Алексей Гореславский

Специальное постановление правительства устанавливает для АНО плановые показатели на каждый год до 2024-го, причем стахановские. Так, доля обращений граждан, обработанных с использованием «механизмов ускоренного решения», должна вырасти с 20% в 2020 году до 50% в 2021-м и 90% в 2024-м. А доля госорганов, взаимодействующих через соцсети, – с 5% в 2020-м до 20% в 2021-м и 60% в 2024-м. Доля решений, принятых с участием жителей регионов через платформу обратной связи, к 2024 году должна достигнуть 100%.

На техническое сопровождение, создание и поддержку цифровых платформ и обучение сотрудников в регионах на ближайшие 5 лет АНО «Диалог Регионы» выделено 23,1 млрд рублей из бюджета нацпрограммы «Цифровая экономика».

Концепция ЦУРа, как объясняют в эталонном центре Московской области, реализуется в три этапа: «Все знаем — быстро решаем — не допускаем». Первый этап предполагает создание «карты» проблем, второй – выход на исполнителей и качественное решение в положенные сроки, третий – предотвращение аналогичных проблем в будущем.

В центрах используют две системы: портал обратной связи и «Инцидент Менеджмент». С помощью первого местные жители могут сообщить о проблемах, например, о яме на дороге или сосульке на крыше. В Подмосковье такой портал называется «Добродел», он считается главным достижением нынешнего федерального министра Шадаева в бытность его областным министром. Система же «Инцидент Менеджмент», которая активно внедряется в регионах уже пару лет, разработана частной компанией «Медиалогия», к которой тот же Шадаев имел непосредственное отношение в своей частнокапиталистической ипостаси.

«Инцидент Менеджмент» анализирует посты и комментарии в соцсетях (ВКонтакте, Facebook, Одноклассники, Instagram и Twitter) и мессенджерах на определенную тему и выгружает профильному чиновнику. Тот сначала реагирует на негатив, например, пишет в комментариях с официального аккаунта своего ведомства, что власти в курсе проблемы и приступили к решению, а затем передает информацию в профильные организации, чтобы они начали реагировать. Перед ЦУРами стоит цель максимально охватить все источники информации.

Рука Кремля

Важно, что информацию от «Инцидент Менеджмент» получают не только в региональной администрации, но и в АП, что позволяет Кремлю мониторить ситуацию в регионах. Неудивительно, что внедрение такой системы встретило сопротивление ряда губернаторов, впрочем, легко подавленное. В местной печати можно найти только абсолютно одинаковые интервью, данные всеми руководителями ЦУР, открытых к 1 декабря. Скорее всего, в редакции просто разослали пресс-релизы. С тех прошло больше трех месяцев – а информации в открытом доступе по-прежнему никакой.

Недовольство губернаторов понятно. Прямо у них под носом создается структура, которая не просто финансируется за федеральный счет, но подчиняется Москве и собирает необходимую для Кремля информацию. При этом получается, что на сбор информации Москва деньги дает – в этом смысле эти центры регионам обходятся бесплатно. А дальше выявленные жалобы перенаправляются местным властям, которые будут обязаны решить все проблемы за свой счет. Деньги из федерального бюджета на это уже не выделяются, а отчитаться надо обязательно. И хорошо, если граждане недовольны лишь дыркой в дороге, которую не так дорого залатать. А если надо проложить дорогу или провести водопровод? То есть опять, как в ситуации с нацпроектами, крайними оказываются регионы. Наверху решили – а им выполнять.

На сбор информации Москва деньги дает, а решать проблемы регионам приходится за свой счет

Одна из задач проекта – компенсировать Москве недостаток понимания того, что происходит на местах. Без системы ЦУРов по официальным каналам наверх поступает только та информация, которую губернаторы считают выгодной для себя, а негатив блокируется. Раньше Путин делал ставку на общественную приемную. Это его КГБшный опыт: открываешь приемную, собираешь мешками жалобы и отправляешь их в Москву, где на Лубянке разберутся, чем «дышат» люди в регионах. Сегодня это так не работает. Зато есть социальные сети, которыми можно, используя специальный алгоритм, собирать необходимую информацию.

Большой брат

При этом легко себе представить, что вместо того, чтобы вылавливать жалобы на ямы и их систематизировать, можно наладить систему искать жалобы на Путина и власть. Создается специальная инфраструктура – своего рода камеры слежения в соцсетях. У россиян отобрали естественное право выбирать или не выбирать ту власть, которая нравится. А теперь еще и устанавливают микрофон дома, через который можно мгновенно пожаловаться на протечку унитаза. Но о том, что на вас при этом соберут «папочку», никто не предупредит. То есть, по сути, в стране налаживается система сыска, и делается это прицельно.

У россиян дома теперь будет микрофон, через который можно мгновенно пожаловаться на протечку унитаза

Согласно постановлению правительства, от ЦУРов ждут рывка уже в этом году, чтобы срочно ослабить негативные настроения граждан перед выборами 19 сентября. А дальше – в 2024 году – без сучка и задоринки и без особых затрат вновь подтвердить полномочия Путина. За неимением больших денег, чтобы купить счастье народу, можно просто подарить людям ощущение, что любая их бытовая проблема моментально решается. Написал в соцсетях – а власть уже тут как тут!

Об эффективности новой системы пока судить трудно и рано. Но ясно одно: это, с одной стороны, серьезный сдвиг в сторону еще большей централизации и унитаризации, которые власть рассматривает как способ повышения эффективности госуправления; а, с другой, попытка упростить и автоматизировать систему реагирования на запросы граждан. На мой взгляд, это – свидетельство принимающего все более критический характер неблагополучия в сфере взаимодействия власти и общества после того, как была демонтирована система представительной власти с нормальными выборами, независимыми СМИ и контролем за властью со стороны граждан в целом.

Проблема, однако, в том, что цифровизация в этой сфере, так же как и в экономике, и ужесточение контроля сверху могут служить лишь подспорьем, но никак не способом решения кардинальных проблем системы: если подотчетности власти гражданам на всех уровнях нет в реальности, то сымитировать это не получится. Как ни выстраивай эту структуру, это все равно система ответственности перед Кремлем, которой нужны статистические показатели, а не реальное благополучие людей. Это все равно, что подготовка к ЕГЭ: важно не предмет выучить, а подготовиться по конкретным вопросам. Так и тут: губернатору предъявляют те параметры, по которым он будет оцениваться Кремлем, а не гражданами.

Если в реальности власть не подотчетна людям, сымитировать это не получится

Прекрасный пример в этом плане Сергей Фургал: серый чиновник, оказавшийся у власти благодаря протестному голосованию, почувствовал, что отвечает перед избирателем – и начал работать так, что стал народным губернатором. Если так же будет происходить на уровне мэров, глав районов, регионов, вся эта сложная система интернет-вылавливания и просеивания сети, чтобы поймать какие-то жалобы, будет абсолютно не нужна.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari