Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL70.03
English
  • 102
Мнения

Иван Давыдов: Директор ФСБ требует хранить память о его предшественниках. Он прав - нельзя забывать палачей

Глава ФСБ Александр Бортников в день столетия собственного ведомства дал пространное интервью «Российской газете». Встреча на высшем уровне, буквально: в собеседниках у главного чекиста – главред официального печатного органа правительства РФ Владислав Фронин. Естественно, в публикациях такого уровня каждый вопрос согласовывается заранее и не один раз, да и ответы потом вычищаются (это видно даже по строю речи Бортникова, - выверенный, скучноватый текст явно обработан пресс-службой). Но в данном случае это даже плюс - это значит, что перед нами не живой разговор живого человека, а официальная позиция организации, выходцы из которой, бывшие и действующие, как принято считать, определяют нынче внешнюю и внутреннюю политику государства. Впрочем, бывших-то не бывает, это общеизвестно.

Важно зафиксировать: все вопросы, включая первый, ключевой, заданы не по прихоти высокопоставленного государственного журналиста, а потому, что именно на них и хотел ответить Бортников, выступающий в качестве официального представителя всероссийской корпорации охранников. Фронин подает, и подача эта, кажется, на грани провокации: «А почему вы не ведете отсчет своей истории, как другие министерства и ведомства, например, прокуратура и МВД, с петровских времен - ведь уже тогда существовали и разведка, и контрразведка?» Вопрос этот можно прочесть очень неприятным для обоих собеседников образом: для чего вам ассоциироваться с палачами? Почему бы не уйти вглубь веков, подальше от живых еще воспоминаний о преступлениях против собственного народа, совершенных сотрудниками советской охранки, поставить на Лубянке памятник не Дзержинскому, а князю-кесарю Ромодановскому, и заказать доктору скандальных наук Мединскому исторический труд о преимуществах русской дыбы в сравнении с испанским сапожком? В конце концов, это ведь теперь модно.

Но ни журналист, ни чекист не чувствуют за вопросом двусмысленности (иначе вопрос просто не был бы задан). Бортников с радостью принимает подачу. Ему важно зафиксировать факт преемственности. Подчеркнуть - да, мы, ФСБ РФ наследуем не опричникам Ивана Грозного и не мастерам заплечных дел из тайного приказа, а тем самым людям, которые в течение ста лет, работая в ВЧК, ОГПУ, НКВД, МГБ и КГБ, убивали ваших дедушек и ваших бабушек.

Стратегии оправдания, которые выбирает Бортников, показательны, но совершенно не важны, потому что ему не в чем оправдываться. При этом он, конечно, повторяет обязательное: «время было такое», или, если цитировать дословно, - «мы должны учитывать исторические реалии». Заявляет без тени стыда о «наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов» - это, чтобы вы понимали, про Большой террор. Повторяет сталинских времен еще сказку про плохого Ежова, при котором в органах расплодились беспринципные «приспособленцы», и хорошего Берию, - этот навел порядок, «провел кадровые «чистки», изгнав карьеристов предыдущих призывов». Отметим это стыдливое «изгнав» - за аккуратным словом ловко спрятано кровавое месиво, история превращения палачей в жертв, история системы, которая одинаково жрет и невиновных, и собственных слуг, сделавшихся отработанным шлаком. Странно, но читателю не сообщают, что проходимец Ежов был к тому же еще и «содомитом» - это бы актуализировало рассуждения Александра Бортникова о славной истории органов государственной безопасности.

История эта, кстати, в версии Бортникова после пришествия доброго Берии и вовсе превращается в сплошной поток подвигов. Ни слова о политическом сыске и преследованиях инакомыслящих - от достижений Андропова на ниве борьбы с коррупцией и восстановления производственной дисциплины мы плавно переходим к дням сегодняшним, где люди с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками противостоят, как завещал железный Феликс, экстремистам и террористам всех мастей. Применяя в работе передовые достижения науки и техники и не забывая о законотворческой деятельности.

Расстрелянный как «японский  шпион» Степан Карагодин

Заметим, государство все еще немного стесняется преступлений советского режима. Ставит памятники жертвам репрессий. Не мешает публиковать честные исследования о страшном русском ХХ веке. Призывает к национальному примирению. Пытается втолкать Союз в историю о вечной империи, которая постепенно становится ключевым элементом государственной идеологии. Ну, и параллельно тех, кто прямо говорить о преступлениях режима не стесняется, упрекает в «желании расколоть общество». В прошлом году, к примеру, ровно за это честили Дениса Карагодина - жителя Томска, который выяснил, кто именно убил его прадеда, простого крестьянина, оказавшегося в годы Большого террора «японским шпионом».

Глава одного из самых влиятельных в государстве ведомств ничего не стесняется. Истребление сотен тысяч невиновных называет «перегибами на местах»

А вот глава одного из самых влиятельных в государстве ведомств ничего не стесняется. Истребление сотен тысяч невиновных называет «перегибами на местах». И навязчиво подчеркивает, что его ведомство не с потолка свалилось. Не создано в 1995 году указом первого президента РФ. Нет, ему принципиально важно зафиксировать, что ведомство его растет из невинной крови. Это нормально. Время такое было. И если бы не «перегибы», троцкисты непременно убили бы товарища Сталина. Дальше рефлексия не движется, мыслей о том, чтобы преступления признать преступлениями, а палачей палачами просто не возникает. Отдельные ошибки - мелкие, малозаметные пятна на сияющих одеждах защитников отечества. Ну, знаете, если мошку раздавить, остается пятно. А люди - они как мошки.

Интересно, кстати, было бы спросить господина Бортникова: расстрел японского шпиона Степана Карагодина - это пример «перегибов» или была в деле «объективная сторона»? Увы, главред «Российской газеты» на мелочи не разменивался и таких вопросов не задавал.

Это все не случайно. Глава Федеральной службы безопасности от имени своих безликих товарищей передает обществу простую весточку: они с товарищами здесь власть, их власть растет из нашего страха, и им очень важно, чтобы мы про это не забывали. Бортников об этом говорит прямо: «Открещиваться от слова «чекист» - это все равно что предавать забвению поколения наших предшественников».

И знаете что? Он во всем прав. Очень важно не забывать про поколения их предшественников и про все их славные деяния.  Это в некотором смысле вопрос, касающийся наличия либо отсутствия у страны будущего. Тем более, сами просят. Даже настаивают. Стоит уважить просьбу добровольных наследников наших палачей.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari