Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD76.46
  • EUR90.36
  • OIL41.09
Мнения

Нет у эскалации конца. Перерастет ли конфликт в Нагорном Карабахе в российско-турецкую войну

Россия, Франция и США, призвавшие Армению и Азербайджан сложить оружие, не имеют морального права вмешиваться в ситуацию, заявил турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, обосновав это тем, что эти страны «30 лет игнорировали проблему Нагорного Карабаха». По сути Эрдоган заявил претензии на главенствующую роль Турции на Южном Кавказе. Однако несмотря на, казалось бы, очевидное военное превосходство Азербайджана, поддержанного Турцией, быстрой победы не получилось. Военный обозреватель Александр Гольц объясняет, почему.

С началом новой армяно-азербайджанской войны вокруг Нагорного Карабаха (в том, что это не стычки вдоль линии разделения, а именно война, не остается сомнений из-за масштаба боевых действий) военные аналитики стали в очередной раз пересчитывать размеры сил и средств противоборствующих сторон. И, естественно, приходили к выводу о существенном военном превосходстве Азербайджана. Он существенно, в три раза, превосходит Армению по численности населения, а значит, и в мобилизационных возможностях. По данным авторитетного справочника "Military balance 2020”, Баку располагает сегодня 300 тысячами резервистов, а Ереван – лишь 210 тысячами. У Азербайджана 67-тысячная армия, у Армении 45 тысяч военнослужащих.

У армянских сухопутных войск лишь около сотни танков, 160 единиц ствольной артиллерии, 60 установок залпового огня, 16 оперативно-тактических ракет (среди них четыре современных «Искандер-Э»). У Азербайджана танков в четыре с лишним раза больше, 300 единиц ствольной артиллерии, 147 установок залпового огня. ВВС Армении состоит из полутора десятков боевых самолетов (в основном советских Су-25 и Су-24, есть, правда, четыре относительно современных Су-30). На вооружении азербайджанских военно-воздушных сил почти в три раза больше – 36 боевых самолетов (те же Су-25 и Су-24), но кроме того несколько беспилотников. К тому же, у Баку более современная техника. Так, если у Армении на вооружении старые танки Т-72, то у Азербайджана – сотня танков Т-90С, самых современных из серийно производимых в России. Причина такого отставания Еревана очевидна. Благодаря нефтяным доходам военный бюджет Азербайджана вчетверо больше армянского ($2 млрд против $500 млн).

Если брать в расчет только эту, мягко говоря, бухгалтерскую сторону дела, Нагорный Карабах должен был быть захвачен в первые дни операции. Судя по заявлениям как азербайджанского, так и поддерживающего его турецкого руководства, именно такая задача – окончательное решение «карабахского вопроса», вытеснение армянских вооруженных формирований — и ставилась теми, кто планировал операцию. Но азербайджанское наступление захлебнулось. Боевые действия уже несколько дней ведутся в районе линии разделения. Насколько можно понять, сейчас они сводятся к массированным артиллерийским дуэлям и тактическим ударам сухопутных подразделений с целью улучшить свое тактическое положение (занять конкретный населенный пункт или господствующую высоту).

Исходя из оснащения Азербайджанской армии, Нагорный Карабах должен был быть захвачен в первые дни операции

Совершенно очевидно, что вблизи Нагорного Карабаха идет вовсе не высокотехнологическая война вроде «Бури в пустыне» или войны США против Ирака в 2003-м. То есть военное превосходство Азербайджана не выводит его на качественно иной технический уровень, что могло бы стать решающим фактором в противостоянии. Как представляется, дело в очень слабой авиационной составляющей наступательной операции. Азербайджанские военные, хоть и превосходят армянские ВВС, очевидно неспособны обеспечить полное подавление войск противника в результате воздушной операции, готовность к проведению которой и является главным отличием боевых действий нового типа. Таким образом, в Нагорном Карабахе происходят «традиционные» военные действия, больше напоминающие те, что проходили во время Второй мировой.

И здесь немалую роль играют другие факторы – организация вооруженных сил, выучка личного состава, прежде всего офицерского корпуса. И, главное – готовность воевать, готовность выполнить боевую задачу даже ценой собственной жизни. Точно такая же ситуация была в Карабахе в 1992-1994 годах. Именно тогда стало очевидно: во времена СССР карьера профессионального военного была притягательна для армянских юношей, и не слишком хороша для их азербайджанских ровесников. В результате в рядах тех, кто воевал в Нагорном Карабахе, на армянской стороне было гораздо больше кадровых советских офицеров. Что и решило в конечном счете исход военного противостояния 25 лет назад.

В течение следующей недели станет окончательно ясно, какими ресурсами располагают стороны для продолжения активных боевых действий. И Армения, и Азербайджан объявили о массовой мобилизации. Гостелевидение обеих стран продемонстрировало очереди в военкоматы из желающих отправиться на передовую. Но репортажей о прибытии резервистов в район боевых действий не последовало. Куда более реалистичным выглядит указ армянского премьера о запрете мужчинам в возрасте от 18 до 55 лет покидать страну. В конечном счете исход этой войны будет зависеть от того, как скоро удастся направить в район конфликта максимальное количество резервистов. Характер войны таков, что достаточно обеспечить их стрелковым вооружением и противотанковыми комплексами. Наполеоновская максима о том, что побеждают большие батальоны, в данном случае по-прежнему актуальна.

Собственно говоря, у нынешнего конфликта может быть два варианта развития. Первый — у сторон скоро кончатся ресурсы для продолжения войны, и тогда у них не останется другого пути кроме заключения очередного перемирия. Второй — длительная и кровавая война на взаимное истощение.

Впрочем, в нынешней войне участвуют не только Армения и Азербайджан. Вторая карабахская вполне может именоваться первой империалистической войной 21 века. За 25 лет, прошедших после подписания соглашения о перемирии, Москва не слишком пыталась подвинуть Баку и Ереван к разрешению конфликта. В Кремле, видимо, исходили из того, что для России не так уж плохо, если Армения и Азербайджан придерживаются прямо противоположных подходов. С точки зрения московских стратегов, это делало Россию главным игроком в Закавказье. Армения, рассчитывая на российскую защиту в случае широкомасштабного конфликта, стала членом Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), созданного под эгидой Москвы, и предоставила России военную базу в Гюмри. Взамен Ереван получил обязательство Кремля обеспечивать безопасность Армении по периметру ее границ (с точки зрения международного права Нагорный Карабах является территорией Азербайджана).

В то же время Москва развивала чрезвычайно выгодные экономические связи с Баку и заключала контракты на продажу вооружений, превышавшие на пике $1 млрд. Армения, как союзник, получала не слишком новые вооружения в счет российских кредитов на суммы раз в десять меньшие. Отсюда — разница в военных потенциалах Баку и Еревана. До поры до времени казалось, что Кремлю удается проводить в Закавказье классическую Realpolitik, вооружая противостоящие друг другу государства. Официальное объяснение заключалось в том, что таким образом поддерживается баланс сил, осознавая который, стороны не рискнут начать новую большую войну.

Но теперь такая война началась. Долгие годы никто не оспаривал роль России как единственного внешнего игрока в регионе. США и европейские государства явно желали держаться как можно дальше от проблем Закавказья. Но все решительно изменилось, когда турецкий лидер Эрдоган прямо и недвусмысленно заявил о намерении Анкары стать ведущей силой на Южном Кавказе. Политика «две страны – один народ», ранее только декларируемая Турцией в отношении Баку, наполнилась в эти дни вполне ясным военно-политическим содержанием.

Турецкая политика «две страны – один народ» наполнилась ясным военно-политическим содержанием

Мевлют Чавушоглу, министр иностранных дел Турции, заявил, что мир на Кавказе установится только после того, как Армения «освободит все оккупированные земли Азербайджана». Азербайджану прямо обещана военная поддержка, и она, похоже, уже предоставляется. Можно еще сомневаться в том, был ли армянский самолет сбит турецким над территорией Армении, но то, что в небе Карабаха практически постоянно находятся произведенные в Турции беспилотники – факт. Как и то, что Анкара перебросила из Сирии протурецких боевиков для участия в карабахском конфликте – об этом заявили и французский президент, и российский МИД. Эрдоган не слишком скрывает свое вмешательство в карабахский конфликт. Он предельно хамским образом ответил на увещевания Минской группы ОБСЕ (сопредседателями которой являются Россия, США и Франция):

За 30 лет они не смогли решить этот вопрос. И сделали все, чтобы он не решился. Сейчас они нас учат, а иногда и угрожают. Они спрашивают: есть ли там турецкие военные? Поставляет ли Турция оружие? Те, кто это спрашивает, сами отправили на север Сирии тысячи грузовиков оружия.

А вот Москва оказалась не готова действовать столь откровенно империалистическими методами. Не потому, что считает их аморальными. У нее просто нет ни внятно сформулированной политики, ни конкретных сил. На российской базе в Армении – два батальона сухопутных войск, полтора десятка истребителей и несколько комплексов ПВО (плюс 4,5 тысячи размещенных в этой стране российских пограничников). Этого, конечно, недостаточно, чтобы обеспечить оборону Армении, вблизи границ которой находится полноценный корпус турецкой армии. Но достаточно, чтобы обеспечить высадку одной-двух бригад десантников и развертывание авиации – так как это только что было продемонстрировано в ходе стратегических учений «Кавказ-2020».

Однако так можно отреагировать только на прямое вторжение на территорию Армении. И такая операция будет означать уже не армяно-азербайджанскую, а российско-турецкую войну. События вокруг Сирии показывали, что метод Эрдогана заключается в том, чтобы довести противоречия с Россией до прямого военного противостояния, а потом снять их в результате переговоров с Путиным. Такой подход, замечу, полностью отвечает и мировоззрению главного российского начальника. Однако на сей раз не просматривается никаких точек для компромисса. При этом Москва, подобно европейцам, которых она так презирает за «слабость», явно находится в растерянности и ограничивается призывами «жить дружно». О чем и свидетельствует только что преданное гласности заявление России, США и Франции. Шансов, что оно образумит неоимпериалистическую Турцию немного.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari