Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD72.67
  • EUR86.71
  • OIL75.34
  • 17
Мнения

Андрей Остальский: Досрочные выборы в Британии могут стать реваншем противников Brexit

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила о проведении досрочных парламентских выборов, они пройдут 8 июня. Живущий в Лондоне обозреватель Андрей Остальский понаблюдал за реакцией англичан на объявление о досрочном голосовании и убедился, что главным бенефициаром могут стать либерал-демократы, которые оказались главной проевропейской партией, консолидирующей противников Брекзита.

«Разгромить саботажников!» – таким аршинным заголовком на первой странице откликнулась на объявление о досрочных парламентских выборах газета Daily Mail – главный орган радикальных евроскептиков. В соцсетях либералы немедленно вспомнили Ленина и Сталина, такой лозунг показался им вполне большевистским. Но в гротескной форме он лишь передает суть заявления премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, в котором она объяснила свое решение.

Она обвинила и лейбористов, и либерал-демократов, и Шотландскую национальную партию, и «никем не избранных членов палаты лордов» в том, что все они ставят палки в колеса правительственной политике в этот «важнейший для нации момент», когда начинаются сложнейшие переговоры об условиях ухода из ЕС. «Наши оппоненты считают, что так как правительственное большинство невелико, то наша решимость может ослабнуть, и они могут заставить нас изменить курс… Страна объединяется, а Вестминстер – нет», сказала она.

Правящей партии не нужна сегодня влиятельная парламентская оппозиция, она лишь вносит рознь. Провозгласив досрочные выборы, Мэй, тем самым как бы попросила у страны карт-бланш на любые решения, которые можно было бы принимать, ни на кого особенно больше не оглядываясь.

Положение консерваторов в нынешнем раскладе сил в палате общин довольно хлипкое - «рабочее большинство» (по разным оценкам то ли в 17, то ли в 12 голосов), что, впрочем, не мешало им проводить через парламент все необходимое им для Брекзита законодательство. Но все же приходилось действовать с некоторой оглядкой: не зреет ли мятеж по тому или иному вопросу в собственных рядах, который мог бы помочь оппозиции провалить какие-то инициативы кабинета?

Свежий пример: в последний момент пришлось отказаться от налоговой реформы, уже объявленной канцлером казначейства и предполагавшей увеличение ставок по так называемому «национальному страхованию» (разновидность соцстраха). Но что, вероятно, сыграло решающую роль в неожиданном решении премьера – так это данные опросов общественного мнения, показывающих ошеломляющее, разгромное преимущество партии консерваторов над лейбористской оппозицией. Вроде бы больше 40% готовы поддержать правящую партию, а лейбористов – чуть больше 20%. По некоторым подсчётам получается, что, учитывая мажоритарную систему выборов, правительство сможет рассчитывать на большинство чуть ли не в 200 парламентских мест, ну а уж в 100 – точно. А ведь достаточно будет и 50-60, чтобы чувствовать себя в полной безопасности.

Есть даже шанс вообще уничтожить лейбористскую партию как значительную политическую силу: она переживает глубокий идеологический раскол – из-за разлада между умеренной парламентской фракцией партии в палате общин и радикально левым политическим руководством во главе с Джереми Корбином. Кстати, в чем эта идеологическая несовместимость ярче всего и проявилась – так это как раз в отношении к Брекзиту. Во время подготовки к референдуму Корбин и его единомышленники заняли двусмысленную позицию, вроде бы выступали за то, чтобы остаться в ЕС, но как-то вяло, вполсилы, а после референдума фактически помогли правительству принять законодательство, делающее  выход из Евросоюза реальностью.

image
Протестующий держит голову искусственной Терезы Мей

Это заставило критиков подозревать, что ветеран левых антиимпериалистических протестов, сторонник одностороннего разоружения Джереми Корбин и его окружение по-прежнему в глубине души ненавидят капитализм и все основные институты либеральной западной цивилизации – в том числе и ЕС, и НАТО, и по-прежнему пребывают в плену розовых прекраснодушных иллюзий. Но вот теперь появился шанс у Либерально-демократической партии вернуть утраченные позиции, (после выборов 2015 года у нее осталось всего девять мест в парламенте). Уже через несколько минут после объявления о досрочных выборах лидер партии Тим Фэррон призвал всех сторонников европейского выбора объединиться, воспользоваться шансом «изменить направление, в котором движется страна». «Если вы хотите избежать катастрофы жесткого Брекзита, если вы хотите, чтобы Британия осталась в общем рынке, если вы хотите, чтобы Британия была открытой миру, единой и приверженной идеалу терпимости страной, у вас появился шанс. Только либерал-демократы могут предотвратить консервативное большинство», -  заявил Фэррон.

Для многих британцев досрочные выборы станут «вторым референдумом» о выходе из Европейского Союза.

Либдемы утверждают, что сразу же - всего за один час – в партию вступили полторы тысячи новых членов. Эта удивительная цифра достойна Книги рекордов Гиннеса, и она также свидетельствует о  беспрецедентном накале политических страстей. А также и о том, что для многих британцев, возможно, для большинства, объявленные премьер-министром выборы станут на самом деле своего рода вторым референдумом о выходе из Европейского Союза.

Судя по притоку новых членов, призыв лидера нашел отклик у многих людей. Я и сам знаю немало представителей либеральной интеллигенции, готовых теперь если не вступать в партию, то по крайней мере голосовать за нее. Ведь в парламенте не было и нет более последовательных сторонников сохранения тесных связей с Европой, сделавших противодействие жесткому Брекзиту центром всей политической платформы.

Еще один противник разрыва с ЕС - Шотландская национальная партия (SNP), но вся ее программа подчинена узконациональным задачам – она предпочла бы независимую Шотландию в качестве самостоятельного члена Евросоюза. У либдемов теперь есть реальный шанс резко увеличить свое представительство в палате общин. Однако расчеты показывают: несколько сотен тысяч, пусть даже миллионов голосов могут изменить статус партии, но для того, чтобы развернуть весь британский корабль, двинуть его снова к европейским берегам,  этого недостаточно.

Очевидно, что если выборы пойдут по привычной колее партийной лояльности, то крупной победе консерваторов никто не сможет помешать. Для того, чтобы опрокинуть все прогнозы и стереотипы нужно какое-то принципиально новое движение, с которым могли бы солидаризироваться те самые 48%, что голосовали на референдуме против Брекзита.

Нужна и объединяющая их фигура, которой пока не видно. Одно время на эту роль претендовал Тони Блэр, он бы, конечно, справился с лидерской ролью, но, увы, иракская война тяжким грузом лежит на его плечах и не позволит ему эту роль сыграть.  Есть и еще одна очень интересная личность по имени  Джина Миллер, миловидная, харизматичная женщина (кстати, мулатка)  и успешный инвестиционный банкир. Прославилась же она тем, что заставила правительство Мэй согласиться на голосование в парламенте как способ официального включения механизма Брекзит (поначалу кабинет тори собирался обойтись без парламентского акта). Миллер подала частный иск в суд – и выиграла, сначала в суде низшей инстанции, а потом и в верховном суде.

Эта победа ей дорого обошлась. Она стала объектом кампании злобного давления и угроз, типичных для националистов и ксенофобов. «Меня, - рассказала Миллер в интервью газете «Гардиан», -  называли «цветной» и нечеловеком, обезьяной, куском мяса, мне обещали, что на меня будет объявлена охота и я буду убита, один человек предупредил меня, что я стану «второй Джо Кокс (так звали популярного депутата парламента, убитую неонацистом за антибрекзитовскую и интернационалистскую позицию)».

Gina-Miller-claims-voters-did-not-understand-Brexit-737916
Джина Миллер

Однако сломить Джину Миллер не удалось. Теперь она организовала краудфандинг для создания общебританского движения, которое могло бы противостоять консервативной партии на предстоящих выборах. Речь идет о так  называемом  «тактическом голосовании» - то есть не по партийным линиям, а в зависимости от конкретной позиции того или иного политика по Брекзиту – с целью провести в палату общин максимальное число кандидатов, выступающих либо вообще против выхода из ЕС либо, по крайней мере, против его жесткого варианта. А ведь таких немало не только среди либерал-демократов и лейбористов, но даже и среди консерваторов. И все же перспектива отказа от верности отдельным партиям кажется слишком революционной. Впрочем, мы живем в революционные времена…

Пока же среди либералов царит уныние. Вот популярный комментатор левоцентристской  газеты Guardian Зоуи Вильямс пишет: «Когда Тереза Мэй объявила досрочные выборы, вопрос не был в том, впадать в отчаяние или нет. Конечно, я в отчаянии – и, признайтесь, все вы тоже».

И из чтения соцсетей, и из разговоров со знакомыми и приятелями возникает тяжелая картина: негативные эмоции правят бал. Народ попроще и не шибко образованный, чей голос в общем-то и определил исход июньского референдума и судьбу страны, презирает городскую либеральную  интеллигенцию. И пользуется в этом смысле полной взаимностью. Вообще, референдум был ведь не только и не столько про выход из ЕС, а и о том, куда дальше идти стране. Вперед или назад. Для победителей очевидно, что часы надо повернуть в обратную сторону, вернуться в добрую старую Англию колониальных времен или по крайней мере ценностей той эпохи.

Тереза Мэй – не Дональд Трамп, а человек, пусть и старомодный и чуждый космополитизму, но все же стоящий на позициях здравого смысла. Сложно представить себе, чтобы она пошла на поводу у радикальных националистов, ксенофобов и сторонников авторитаризма, хоть они и считают Брекзит своей великой победой. Но все же перспектива долгих лет однопартийной власти не может не тревожить. Она может нанести существенный ущерб даже такой старой, закаленной демократии, как британская. И даже (теоретически) вымостить дорогу для совсем уже экстремистских политических сил, приход которых к власти пока кажется немыслимым. (Но ведь и Брекзит, и трампизм еще недавно тоже были немыслимы).

Да и сама Зоуи Вильямс начав с отчаяния, закончила призывом не сидеть в унынии сложа руки, а что-то делать на практике – бороться за воссоздание политического центра, который растаскивают – каждый в свою сторону – правые и левые,  защищать истинный плюрализм и такое важнейшее свойство подлинной демократии, как уважение к правам и мнению меньшинства. Тем более, что меньшинство в данном случае – это почти половина страны, причем более образованная, более просвещенная его часть.

В  сетях тем временем уже ставят вопрос: а кого будут поддерживать русские хакеры, чьи почтовые ящики взламывать и кого дискредитировать? В чью пользу будут агитировать российские пропагандистские органы – RT и Sputnik? На этот счет нет единого мнения: с одной стороны, Кремль (как полагают) заинтересован в жестком Брекзите, чреватом ссорой между Лондоном и Брюсселем, чтобы максимально ослабить обоих – и вроде бы в таком случае надо помочь консерваторам..

С другой стороны, лейбористский лидер Джереми Корбин позитивно относится к России Путина, и, выступая в программах той же RT даже обвинял Запад в том, что случилось в Украине, фактически защищая позицию Москвы и аннексию Крыма. А это, понятно, с кремлевской точки зрения, дорогого стоит. Вот кто точно не люб Москве так это лидеры умеренной лейбористкой фракции, которые и против жесткого Брекзита стоят стеной и нарушения Россией норм международного права резко осуждают, решительно расходясь в этом отношении со своим лидером. И либерал-демократы тем же цветом для Москвы мазаны.

1bb26853459dc67a2fa217e5f30625d6
Джереми Корбин

Зато Шотландскую национальную партию есть смысл поддерживать, поскольку ее сокрушительная победа могла бы, теоретически, приблизить выход Шотландии из Соединенного Королевства, а значит, и дальнейшее ослабление Великобритании, не говоря уже о создании серьезных проблем с базированием оснащенных ядерными ракетами подлодок – SNP требует их изгнания из Шотландии. К тому же в руководстве партии есть деятели, не скрывающие своих симпатий к Путину – например, бывший ее лидер Алекс Салмонд, по-прежнему пользующийся немалым авторитетом среди шотландских националистов. Так что, может быть, просто продолжать уже давно ведущуюся работу – «раскачивать лодку», дискредитировать британскую демократию, поддерживая, например, Джулиана Ассанжа, подрывать доверие к политикам и институтам. Тем более, что для этого, увы, есть благодатная почва. Пока лодка еще прочна, но бурю еще предстоит пережить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari