Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD77.08
  • EUR91.36
  • OIL42.6
Мнения

Андрей Бильжо: "Новый закон о принудительной психиатрии может стать инструментом репрессий"

В среду Государственная дума приняла в третьем чтении поправки к Кодексу об административных правонарушениях, которые дают право прокурорам подавать иск о недобровольной госпитализации граждан в психиатрическую больницу. Художник, психиатр Андрей Бильжо рассказал The Insider, чем опасен этот закон и как в советское время прятал в психиатрической больнице тех, кто скрывался от власти и армии. 

Если бы мы жили в нормальном, здоровом обществе, то ничего страшного в этом законе бы не было, потому что он вполне правильный - есть случаи, когда принудительная госпитализация необходима. Основные показания для этого - угроза жизни самого пациента и окружающих, когда, например, человек хочет покончить жизнь самоубийством. Бывают бредовые больные, больные возбужденные, больные с белой горячкой, которые никогда сами не захотят ехать в психиатрическую больницу. Более того, родственники часто приходят к психиатрам с просьбой госпитализировать их родственника. Они видят, что с ним происходит что-то ненормальное, что он разговаривает с невидимкой, а иногда ходит с топором.

Госпитализировать необходимо, например, чтобы вывести пациента из острого психоза, в нормальном обществе так и происходит - но коль скоро мы затронули тему психиатрии, в нашей стране и нормальных психиатрических больниц практически нет, с человеческим  отношением к больному, с человеческими бытовыми условиями, а те, что есть, в жутком состоянии. В цивилизованных обществах от них давно отказались, в общих больницах открыты психиатрические отделения, но нам до остального мира еще далеко.

В моей практике больных, которые не нуждались в общей госпитализации, а попадали в психиатрию, будучи совершенно здоровыми, не было ни одного. Я работал в центральной больнице города Москвы и нашей страны, психиатрической больнице №1 имени Петра Петровича Кащенко, теперь это Алексеевская больница.

Я работал в центре психического здоровья, и туда тоже попадали те, кто нуждается в лечении. Другое дело, что в моей практике были больные, которых госпитализировали не добровольно, вне их желания. Я принимал таких больных, будучи дежурным врачом приемного отделения. И однажды муж привез свою жену, бывшую чемпионку мира, не скажу, по какому виду спорта, и я долго ее уговаривал лечиться, но она находилась в состоянии абсолютного бреда, была агрессивна, пришлось вызвать санитаров. Санитары взяли ее за руки, а она села на шпагат, прогнулась и прокусила мне руку, причем довольно сильно. Когда пациентка вышла из психоза, она даже извинялась. 

Госпитализировали людей по политическим мотивам, например, диссидентов, достаточно редко - все такие случаи известны. В небольших городах, районных, областных центрах было распространено другое: например, кто-то очень хотел завладеть квартирой, мошенники подкупали бригаду скорой помощи и госпитализировали «больного» в психиатрическую больницу,  держали его там какое-то время и заставляли его подписать нужные документы.

С одной стороны, принудительно клали тех, от кого хотели избавиться, а с другой - некоторые люди приходили в лечебницу, чтобы спрятаться, среди них - известные поэты и художники

Были и случаи, когда в психиатрическую больницу клали друзья и уговаривали психиатра положить туда их друга, и человек сам хотел туда лечь – когда этого человека преследовал КГБ за его взгляды и он прятался. Такие больные у меня были, они скрывались от преследований или не хотели идти служить, потому что армия для них - смерть, и я писал диагноз таким людям. С одной стороны, принудительно клали тех, от кого хотели избавиться, а с другой - некоторые люди приходили сами, чтобы спрятаться, среди последних были и известные поэты, и художники. 

Новый закон отличается от советского тем, что Советском Союзе решение отправить пациента в больницу не зависело от прокурора. Можно было просто позвонить по телефону в скорую помощь - приезжала психиатрическая перевозка, больного скручивали, привозили в приемное отделение больницы или сначала его отвозили в милицию, а оттуда в лечебницу. В новом законе вроде все нормально, ненормально только одно «маленькое» условие: прокурор должен быть неподкупным, честным прокурором, врач-психиатр, который дает направление, должен быть неподкупным и честным психиатром. Город, в котором госпитализируют душевнобольного, должен быть нормальным городом, в котором нормальный мэр, нормальный губернатор, нормальный участковый милиционер. Вся власть нормальная - честная и неподкупная. Как вы понимаете, дорогие читатели, это какой-то заоблачный мир и другое совсем государство.

Потому что в маленьком городе N прокурор идет в баню и выпивает с мэром, с губернатором, с настоятелем церкви, с главным милиционером, - то есть вся верхушка спаяна. Если они захотят принудительно госпитализировать гражданина Сидорова, они это сделают, потому что он мешает им жить и ставит палки в колеса. Наше общество прогнило слишком глубоко, до дна, которого не видно, в этом и есть опасность.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari