Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL69.98
English
  • 86
Мнения

Нет у революции конца. Продолжая «уличную стратегию» реформ, Пашинян рискует превратиться в Уго Чавеса

Премьер Армении Никол Пашинян анонсировал в воскресенье начало «второго этапа революции». По его словам, этот этап должен начаться с «очищения» судебной системы. «Народ Армении воспринимает судебную власть как остаток прошлой коррумпированной власти, где постоянно планируются и реализуются заговоры против народа», — сказал он. — «Пришло время проводить хирургические вмешательства в судебной системе».

Под «хирургическими вмешательствами» Пашинян понимает следующее: все судьи в Армении должны быть подвергнуты «веттингу» — тщательной проверке. Общество должно получить полную информацию об их политических связях, состоянии и происхождении имущества, прежней деятельности, личных и профессиональных качествах. Всех судей, чьи решения были успешно оспорены в Европейском суде по правам человека, следует отправить в отставку.

Однако резонанс вызвало не само заявление Пашиняна о реформе судебной системы, с необходимостью которой согласно большинство политических сил, а его призыв к сторонникам заблокировать входы и выходы во всех зданиях судов. И на каком фоне — сразу после субботнего решения суда изменить меру пресечения экс-президенту Роберту Кочаряну, обвиняемому по делу «1 марта» (дело о восстании после президентских выборов в 2008 году, когда был осуществлен кровавый разгон оппозиции, в ходе которого 10 человек погибли и около 200 были ранены).

Резонанс вызвало не само заявление Пашиняна о реформе, а его призыв к сторонникам заблокировать входы и выходы во всех зданиях судов

Все это дало повод оппонентам Пашиняна заявить о том, что действия премьера не конституционны, фактически являются давлением на судебную систему и ставят под угрозу международный имидж страны. Это заявление поддержали как парламентская оппозиция, так и партии, входившие до революции в правящую коалицию: Республиканская партия Армении (РПА) и АРФ «Дашнакцутюн» (последняя намерена провести в Ереване 23 мая митинг в связи с недавними событиями). С осуждением блокирования судов выступила даже бывший партнер Пашиняна по блоку «Елк» партия «Республика», представитель которой — Артак Зейналян — возглавляет министерство юстиции.

Единственной политической силой прямо высказавшейся в поддержку действий Пашиняна и заявившей о готовности помочь в «хирургическом вмешательстве» стала партия «Сасна црер», которую образовали радикалы, захватившие летом 2016 года полицейскую часть в Ереване, в результате чего погибли трое полицейских.

Сам Пашинян, депутаты правящего блока «Мой шаг» и содействующие ему активисты оправдывают свои действия народной поддержкой и утверждают, что судебная власть не пользуется доверием народа, в отличие от исполнительной и законодательной. При этом их не смущает, что призыв блокировать здания судов практически не нашел поддержки в обществе, что наглядно продемонстрировала малочисленность участников акции — 1–1,5 тысячи человек по всей республике. Это разительно контрастировало с событиями 2 октября 2018 года, когда Пашинян решил с помощью митинга у стен парламента надавить на «непослушных» депутатов от РПА. Тогда всего за несколько часов на его призыв откликнулись десятки тысяч человек.

Реакция Запада

Что касается международной реакции на действия Пашиняна, пока их прокомментировали посольство США в Армении, Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ), глава ереванской делегации ЕС и депутаты Европарламента. Американское посольство приветствовало решение Пашиняна провести реформу судебной системы и обещало помочь в ее проведении, но при этом подчеркнуло, что правительство должно действовать в соответствии с Конституцией. Содокладчики ПАСЕ по мониторингу обязательств Армении были более конкретны. Напомнив, что призыв премьера прозвучал после решения судьи по делу Кочаряна, они отметили, что независимость судебной власти является необходимым условием верховенства права. «Политически заинтересованные стороны должны воздерживаться от действий и заявлений, которые могут быть восприняты как оказание давления на судебную систему», — подчеркнули они.

При этом содокладчики заявили о низком уровне общественного доверия к судебной системе и приветствовали стремление Пашиняна реформировать ее, а также его желание взаимодействовать в этом вопросе с Советом Европы.

Руководитель делегации Евросоюза в Армении Петр Свитальский также поддержал осуществление реформ в судебной сфере, обещав ощутимую финансовую и техническую помощь ЕС в этом вопросе. При этом он отметил, что эти серьезные реформы должны осуществляться в соответствии с Конституцией Армении и ее международными обязательствами. Он призвал правительство проводить необходимые для реформ мероприятия на основании диалога с гражданским обществом и судебными институтами.

Свою обеспокоенность призывом Пашиняна блокировать суды и провести народный «веттинг» в отношении всех судей выразил и руководитель делегации комиссии парламентского сотрудничества Армения — ЕС Саджад Карим. «Мы настоятельно призываем всех должностных лиц проявлять мудрость и сдержанность, как это было во время „бархатной революции“ в прошлом году, действовать исключительно в рамках мандатов, возложенных на них Конституцией, и соблюдать четкое и обязательное разделение между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти», — отмечается в его заявлении, размещенном на сайте Европарламента.

Напряжение в Нагорном Карабахе

Другим значимым событием последних дней стало заметное обострение отношений между властями Армении и Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха), одной из причин которого стало личное поручительство действующего и бывшего президентов Арцаха Бако Саакяна и Аркадия Гукасяна за своего друга и бывшего руководителя Роберта Кочаряна. Это стало поводом для судьи изменить меру пресечения бывшему президенту. «С моральной точки зрения я отношусь к этому нормально, с политической точки зрения есть некоторые вопросы», — прокомментировал Пашинян действия лидеров Арцаха.

Однако если до решения суда об освобождении Кочаряна Пашинян воздерживался от прямой критики в адрес властей Арцаха, то в понедельник он себя уже не сдерживал, заявив, что в Карабахе есть конкретные силы, «представляющие бывшую коррупционную систему», которые пытаются провоцировать разногласия и даже вражду между народами Армении и Арцаха. Он добавил, что эти силы осуществляют в Арцахе агитацию против правительства Армении и лично премьер-министра. Пашинян даже обвинил эти неназванные, но «конкретные силы» в госизмене, намерении «разжечь заговорщическую войну», даже сдать некоторые территории, чтобы потом возложить ответственность за это на правительство Армении.

Вообще, между двумя армянскими республиками после «бархатной революции» сложились довольно странные отношения. С одной стороны, власти республики открыто выражают поддержку Кочаряну и призывают Пашиняна его освободить, а с другой — за день до встречи с Пашиняном участвуют в публичных мероприятиях вместе с экс-президентом Сержем Саргсяном. Это обусловлено как «земляческими» отношениями с бывшими президентами, выходцами из Арцаха, так и определенным недоверием к Пашиняну.

В свою очередь сторонники и некоторые люди из окружения Пашиняна рассматривают Арцах как некую Вандею, которая может стать оплотом контрреволюции. Пашинян даже выступил с довольно конкретным предупреждением после своего майского визита в Арцах: «Если некоторые попытаются превратить Арцах в очаг контрреволюции, народ Арцаха превратит его в очаг революции».

При этом официальный Ереван в отношениях с арцахскими властями стоит перед довольно сложным выбором. С одной стороны, у него достаточно много политических и экономических рычагов давления на них, с другой — любая серьезная дестабилизация ситуации в Карабахе грозит возобновлением войны со стороны Азербайджана, чего армянские власти стараются всячески избежать. Именно этим объясняется отсутствие каких-либо прямых обвинений армянских властей в адрес президента Бако Саакаяна. И все же думается, что если после столь жестких заявлений в адрес властей Арцаха не последует каких-либо конкретных действий, то по рейтингу Пашиняна, снижение которого уже заметно, будет нанесен серьезный удар.

Пашинян как новый Уго Чавес?

Оппоненты новой власти, в руках которых сосредоточены сильнейшие информресурсы, в последние месяцы развернули мощную информационную кампанию против Пашиняна и его окружения, используя любые ошибки и упущения новой власти, чтобы выставить их некомпетентными популистами. Им на руку играют и некоторые личные качества Пашиняна, склонного к импульсивным, не до конца продуманным решениям. Это наглядно проявилось как в вопросе уголовного преследования обвиняемого по делу «1 марта» генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, так и во время последних событий.

Ведь даже имея конституционное большинство в парламенте, контроль над правоохранительной системой, Пашинян решил прибегнуть к уличному давлению на судебную систему, вместо спокойного осуществления своих планов в рамках закона, будто он не глава исполнительной власти, а по-прежнему оппозиционный лидер. При этом всего три месяца назад, во время представления программы правительства, сам Пашинян призывал гражданских активистов, ставших чиновниками, не забывать, что они уже власть, а не оппозиция, что арена их деятельности больше не ограничивается страницами в Facebook, где они могут писать «острые» статусы.

Последние действия премьера, его призыв блокировать суды, дают его противникам основания утверждать, что он «сверг конституционный строй», совершив то же самое преступление, в котором он обвиняет Роберта Кочаряна. А внедренная им практика уголовного преследования представителей бывших властей — чего до этого не было в истории Третьей республики — может сыграть против самого Пашиняна, когда он потеряет власть. И стимулом в будущем держаться за власть любой ценой, дабы избежать возможного уголовного преследования.

После взятия под полный контроль судебной власти, а, судя по всему, это лишь вопрос времени, единственной силой, которая позволяет себе открыто противостоять Пашиняну, останется «четвертая власть». Это будет последним тестом на склонность к авторитаризму для действующей власти и ее лидера. Попытается ли он «по требованию народа» взять под контроль неугодные СМИ, в первую очередь принадлежащие окружению Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна, или согласится играть по правилам демократии, в том числе смириться с наличием столь мощного информационного ресурса у своих оппонентов?

Пока же складывается ощущение, что Пашинян и новые власти вместо строительства обещанной ими «новой Армении» застряли в борьбе со «старой Арменией», что они не могут жить без перманентного состояния революции, им все время нужен образ «врага», существование которого оправдает отсутствие серьезных успехов в социально-экономической сфере.

Пашиняну нужен образ «врага», он оправдает отсутствие серьезных успехов в социально-экономической сфере

Это косвенно подтвердила и речь Пашиняна в понедельник: если в прошлом году притоку инвестиций в Армению мешал неподконтрольный парламент, то сейчас виновником отсутствия инвестиций была названа судебная система. Она же якобы ответственна и за неэффективную работу правоохранительных органов, подконтрольных премьеру.

Однако всем очевидно, что для притока инвестиций и экономического роста необходима более спокойная обстановка в стране, а также продуманная, прагматичная экономическая политика, а не конфликты с уже действующими в Армении крупными иностранными инвесторами и избирательный подход к бизнесу внутри страны.

К чему приводит руководство страной оголтелого популиста без продуманной экономической политики, не на основании закона, а под лозунгами «народной поддержки», очень хорошо видно на примере современной Венесуэлы. Гражданам Армении остается лишь надеяться, что если даже крен Пашиняна в сторону авторитаризма продолжится, они получат на выходе хотя бы армянского «Ли Куан Ю», а не «Чавеса».

Автор — политолог Айк Халатян

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari