Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD55.30
  • EUR52.74
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 8367

Россия готова уйти с Международной космической станции «после 2024 года», заявил новый глава «Роскосмоса» Юрий Борисов. После начала войны его предшественник Дмитрий Рогозин ставил Западу ультиматумы, требуя снятия санкций с российской космонавтики, а NASA осуждало экипаж российского сегмента МКС, развернувший флаги «ЛДНР». При этом стало известно, что россиянка Анна Кикина полетит в космос на частном корабле Crew Dragon. История отношений России и США в космосе так и развивалась — с грандиозными взлетами и резкими падениями, с большими совместными достижениями и серьезными неразрешимыми противоречиями. Но если до сих пор России удавалось оставаться среди лидеров пилотируемой космонавтики, теперь страна рискует утратить компетенцию запуска человека в космос.

Содержание
  • Краткая предыстория: «Союз-Аполлон» и «Мир»

  • Путинские нулевые

  • Война

  • Куда летим дальше?

Краткая предыстория: «Союз-Аполлон» и «Мир»

История Международной космической станции восходит к проекту «Союз-Аполлон», который реализовали две конкурирующие сверхдержавы: США и СССР. Тогда это подавалось как космическое рукопожатие, которое помогает двум соперникам перейти к мирному сосуществованию. Но после легендарной стыковки продолжения не последовало из-за новых политических разногласий, прежде всего из-за вторжения СССР в Афганистан.

Следующий этап сотрудничества в космосе начался уже в 90-е годы, когда американцы решили присоединиться к постсоветской космической программе «Мир». Тогда на российскую станцию полетели американские шаттлы, а на самой станции стали работать американские и европейские астронавты. Для США это было не столько сотрудничество ради сотрудничества, сколько знакомство с российским опытом длительных космических полётов и создания долговременных орбитальных станций. Одна из задач, которую решали американцы, финансируя российскую космическую программу, — национальная безопасность. США были заинтересованы в том, чтобы российские ракетные специалисты оставались и работали дома, а не помогали строить ракеты в третьих, не всегда дружественных Штатам странах.

К концу 90-х годов стало ясно, что «Мир» уже выработал свой ресурс, и американцы сконцентрировали внимание на создании новой станции. Международная космическая станция родилась как гибрид американского проекта Freedom и советского «Мир-2». Достроенный в 2021 году российский сегмент МКС технически продолжает советскую программу «Мир», а некоторые элементы конструкции, например, корпус, топливные баки и двигатели модуля «Наука», вообще производились еще в Советском Союзе, более 30 лет назад.

Путинские нулевые

В нулевые годы российско-американское сотрудничество в космонавтике развивалось чрезвычайно продуктивно. Российские научные приборы устанавливались на американские межпланетные аппараты, которые изучали Луну и Марс, а российские космические корабли практически спасли американскую пилотируемую космонавтику после аварии шаттла «Колумбия».

В конце нулевых NASA задумалось о более амбициозных задачах с возвращением на Луну и достижением Марса — появилась программа «Созвездие». И «Роскосмос» рассматривался как надежный партнер в этом деле. Например, модули производства РКК «Энергия» планировались в составе возможной окололунной космической станции NASA.

Потом наступил 2014 год. Аннексия Крыма и сбитый над Донбассом «Боинг» серьезно пошатнули перспективы совместного освоения космоса. США ввели санкции против России и запретили поставлять важную электронику.

При этом санкции проходили по линии Пентагона и Госдепа и напрямую не были связаны с проектами NASA. Под санкции не попали проекты, в которых США зависели от России — МКС и ракетные двигатели РД-180. От двигателей хотели сразу отказаться, но на тот момент от поставок зависели запуски Пентагона, и NASA, поэтому санкции ввели, но отсрочили их до 2023 года. МКС же осталась нетронутой, потому что тогда американские астронавты летали на станцию только на российских кораблях. В 2011 году США свернули программу шаттлов, в надежде, что развивающиеся частные компании создадут им более дешевую и безопасную замену. А до того времени NASA решило довериться «Роскосмосу» в доставке экипажей на станцию.

В 2015 году американская компания Orbital Sciences заказала в России партию двигателей РД-181, также необходимую для снабжения МКС, и новый контракт не встретил возражений у политиков США. Отношения омрачались только скандальными событиями с просверленным космическим кораблём в 2018 году и намёками представителей «Роскосмоса», что виноват астронавт США. Нештатные ситуации с модулем «Наука» также не повышали доверие к российской стороне.

Из книги американского астронавта Скотта Келли «Cтойкость. Мой год в космосе»:

О Геннадии Падалке:
Это прирожденный лидер, умеющий решительно отдать приказ, когда это необходимо, и внимательно выслушать, если вам есть что сказать. Я доверяю ему безоговорочно. Однажды в Москве, возле Кремля, я видел, как он отделился от группы космонавтов, чтобы отдать дань уважения месту, где был убит оппозиционный политик, возможно, приближенными Владимира Путина. Для космонавта, государственного служащего, это был рискованный поступок. Другие русские в нашей компании, как мне показалось, не хотели даже говорить об этом убийстве, но не Геннадий.

О сотрудничестве в космосе:
«Союз-ФГ» — «внучка» советской «Р-7», первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты. «Р-7» была создана во время холодной войны для доставки ядерных зарядов к целям в Америке, и я не могу забыть свое детское восприятие: Нью-Йорк и мой родной пригород Уэст-Ориндж в Нью-Джерси неизбежно одними из первых будут атакованы и сметены с лица земли при ударе Советов. Сегодня я стою с двумя русскими в их некогда секретном здании, и мы собираемся доверить друг другу свои жизни, отправляясь в космос на бывшем оружии уничтожения. Все мы — Геннадий, Миша и я — были военнослужащими, прежде чем пройти отбор для космических полетов, и, хотя это никогда не обсуждается, мы знаем, что могли бы получить приказ уничтожить друг друга. Теперь мы участвуем в крупнейшей в истории программе мирного сотрудничества. Когда меня спрашивают, стоит ли космическая станция денег, которые на нее тратятся, я всегда на это указываю. Двое бывших непримиримых врагов переделывают оружие в транспортное средство для исследований и развития науки — сколько это стоит? Враждовавшие страны превращают своих воинов в членов одного экипажа и друзей на всю жизнь — а это сколько? В деньгах не оценишь, но, на мой взгляд, данное обстоятельство окупает любые затраты на проект и даже смертельный риск для нас.

О взаимоотношениях с русскими:
Меня часто спрашивают, как мы ладим с русскими, и, кажется, не верят, когда я отвечаю: «Без проблем». Люди из наших стран ежедневно сталкиваются с культурным взаимонепониманием. Русским американцы на первый взгляд представляются наивными и слабыми, американцам русские — каменными и отчужденными, но я понял, что это лишь видимость. (Я часто вспоминаю вычитанное однажды определение русского характера: «братство обездоленных». Оно говорит о том, что русских связывает история, полная войн и бедствий. Мне казалось, что это из «Мастера и Маргариты» Михаила Булгакова, но я так и не смог найти это место ни в одном переводе. Мы стараемся узнавать и уважать культуру друг друга и согласились вместе осуществить этот огромный сложный проект, поэтому стараемся понимать и видеть лучшее друг в друге.

Война

24 февраля 2022 года стало важным рубежом в отношении к России со стороны практически всех стран. США и Европа начали вводить санкции, которые коснулись российской космонавтики.

Европейцы отреагировали более эмоционально. Например, был заморожен, а потом практически отменен дорогой и важный проект запуска европейского марсохода российской ракетой — ExoMars.

В США же отнеслись к ситуации более сдержанно, и хотя Белый дом вводил санкции одну за одной, NASA продолжало работать с «Роскосмосом» как ни в чем не бывало. Однако сам «Роскосмос», в лице своего теперь уже бывшего руководителя Дмитрия Рогозина, начал собственную «звездную войну» против Европы и Америки и прекратил поставки двигателей РД-181 в США. А РИА «Новости» опубликовало видеоролик о том, как российские космонавты улетают с МКС и станция падает без поддержки российских двигателей. Ролик был создан при участии пресс-службы «Роскосмоса».

Дмитрий Рогозин пытался даже выдвигать ультиматум партнерам по МКС с требованиями снять санкции, но его просто проигнорировали.

Несмотря на ухудшение внешнеполитической ситуации, сотрудничество по МКС продолжалось и не останавливается и сегодня. Причина этого проста — США по-прежнему зависимы от России в поддержании орбиты и ориентации станции. Без «Роскосмоса» она действительно упадет, хотя американские астронавты и могут уже летать на своих кораблях.

Разумеется, и космонавты, и сотрудники ракетно-космических предприятий не изолированы от российского общества, и тоже выражают своё отношение к войне. По инициативе Дмитрия Рогозина на предприятиях «Роскосмоса» проводились и митинги, и сборы средств для гуманитарной помощи Донбассу, и запуски ракеты с буквой «Z». Апофеозом стало развертывание флагов «ЛНР» и «ДНР» на российском сегменте МКС по поводу захвата российской армией Лисичанска.

Космонавты в своём большинстве в принципе не комментируют тему войны и своего к ней отношения. Единственные полярные публичные высказывания, которые можно найти, — это небольшое интервью Геннадия Падалки в «Новой газете», где он поддержал ветерана-летчика Александра Гарнаева, осудившего войну против Украины. С другой стороны, можно отметить публикацию в соцсетях Александра Мисуркина, который поддержал президента и армию России и пожелал скорейшего завершения «спецоперации». Падалка к тому времени уже покинул отряд космонавтов. Мисуркин же был в отряде, но покинул его через несколько недель после заявления с поддержкой войны.

Действующие же космонавты — люди крайне несвободные. Они посвятили себя служению высокой мечте о космосе, но на пути к ней много препятствий не только объективных, но и субъективных. Вот и получается, что они молчат, и это молчание может быть как за, так и против войны.

Американский астронавт Скотт Келли, который уже покинул отряд астронавтов NASA, рассказывал, что среди российских космонавтов есть и поддерживающие войну, и осуждающие, но публично они это не выражали.

Космонавты, развернувшие флаги «ДНР» и «ЛНР» и приветствовавшие «освобождение „ЛНР“», очевидно сделали это по приказу «Роскосмоса», но и сами не возражали — возможность отказаться у них была. В ответ NASA официально осудило использование станции в политических целях и для поддержки войны. Рогозин на это ответил в своём хамском стиле: «или крестик снимите или трусы наденьте», и напомнил про санкции.

В американском издании The Hill американский астронавт Терри Верст в своей колонке в более жесткой форме призвал отказаться от сотрудничества с Россией в космосе.

Мы не можем продолжать «business as usual» на МКС, пока Россия использует ее как пропагандистский инструмент в поддержку убийства тысяч невинных украинцев и глобального экономического разорения. Если смотреть в перспективе, Путин по существу вернул Европу обратно в 1941 год. Потерпели бы союзники совместный проект арктических исследований (даже с самыми лучшими намерениями) с германскими учеными, поддерживающими войну?
Цена нашего партнёрства с Россией на МКС, к сожалению, сейчас гораздо выше чем небольшая остающаяся выгода. Я искренне надеюсь, что мы когда-нибудь вернемся к кооперации с постпутинской Россией, но сейчас NASA и другие партнерские страны должны принять трудное решение и начать процесс развода. Мир смотрит.

И новый глава «Роскосмоса» Юрий Борисов практически исполнил его желание, заявив об уходе России с МКС. При этом незадолго до того «Роскосмос» и NASA подписали соглашение о так называемых «перекрестных полётах на МКС», когда на российских кораблях будут летать американские астронавты, а на американских — российские. То есть до 2024 года сотрудничество в космосе продолжается, по крайней мере в планах.

Куда летим дальше?

На встрече с президентом Юрий Борисов также описывал и альтернативу МКС — Российскую орбитальную служебную станцию (РОСС). Если попытаться заглянуть в будущее и представить, насколько реальны эти планы, то видно два возможных вектора. Первый — позитивный, второй — негативный.

Позитивное будущее российской «суверенной космонавтики» можно представить на примере Китая. Он давно под санкциями, и его космическая отрасль развивается самобытно, хотя и заимствует идеи и ноу-хау, откуда может. Китай показывает, что тактика копирования и творческого переосмысления не только выгодная стратегия в режиме гонки за лидером, но и основа для самостоятельного развития. Сейчас Китай уже практически достиг в космосе потолка, когда повторять уже нечего и надо делать что-то своё. И он это уже делает и на околоземной орбите, и на Луне.

У китайской стратегии, есть одно отличие, которое не дает России надежду пройти таким же путем — это разница в масштабе экономики. Экономика определяет, какой объем финансирования способно выделить государство на свои космические амбиции. Так, финансирование китайской космонавтики примерно в три раза выше, чем российской, а разница в размерах экономик в 10 раз. Получается, для Китая космос имеет меньший приоритет, чем для России, а успехов больше. Важен не только размер экономики, но и её структура, у Китая — производящая, у России — сырьевая. Это значит, что даже при равном финансировании китайские производители дадут больше китайской космонавтике и по меньшей цене, чем российские — российской. Речь не только про микроэлектронику, но и про материалы и оборудование.

Важен не только размер экономики, но и её структура, у Китая — производящая, у России — сырьевая

Вероятность, что российская экономика в ближайшие годы покажет стремительный рост и что российский космос получит ещё более высокий приоритет у государства, крайне низка, а значит и весь позитивный путь кажется малореальным.

Негативный сценарий развития событий связан с утратой компетенции запуска людей в космос. Такое может произойти, если финансирование российской космонавтики останется на прежнем уровне или сократится, отчего «поплывут» сроки запуска своей РОСС. Сейчас начало её строительства в космосе планируют на 2028 год, что в российских реалиях невозможно.

Даже если срок выхода с МКС растянется с 2024 до 2028 года, неготовность РОСС приведет к паузе в полётах пилотируемых кораблей. А это очень опасно, так как прекращение производства чревато утратой компетенций из-за утечки кадров, смены производственных цепочек и нарушения кооперации. Такое дважды проходили США, и оба раза это было связано с созданием полностью новой пилотируемой транспортной системы. Без дополнительного финансирования «Роскосмос» просто не сможет создать новое и потеряет старое.

Впрочем, вероятность негативного сценария тоже не 100%, скорее всего, будет какой-то гибридный вариант. Значение пилотируемой космонавтики в пропагандистских целях для государства довольно высоко, поэтому Россия наверняка будет до последнего откладывать свой уход с Международной космической станции, а когда это произойдет, будет запускать корабли в автономные полёты, даже если своя станция не будет готова.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari