Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD58.21
  • EUR60.39
  • OIL112.41
Поддержите нас English
  • 7733
Общество

«У них был приказ стрелять во все, что движется» Беженцы из Ирпеня рассказали, как российские солдаты расстреляли их колонну

Сергей Лойко

Массовые убийства мирных жителей в пригородах Киева постепенно раскрываются и документируются для дальнейших расследований и преследования виновных. Один из эпизодов трагедии — расстрел колонны из двенадцати машин, которую при попытке выехать из Ирпеня остановили и расстреляли российские солдаты. The Insider поговорил с выжившими.

«Шестого марта в 8 часов (утра) мы с моей семьей, нас было восемь человек, эвакуировались из города Ирпеня через Стоянку (коттеджный поселок на окраине Ирпеня по дороге в Киев), и нас обстреляли русские солдаты», — рассказывает 29-летняя Людмила Куницкая, преподаватель математики в техническом училище. «Машин вместе с соседями всего ехало двенадцать. Моя семья была в трех машинах. Первые пять машин полностью расстреляли. Мы не знали, что там находится блок-пост русских».

Большая семья Людмилы жила в Ирпене в ЖК Версаль Парк. К 27 февраля российские военные уже закрепились в одной части Ирпеня и оттуда расстреливали дома в другой части, где и жила семья Людмилы. Украинские части к этому времени уже оставили Ирпень, чтобы не вести уличные бои в городе, а укрепить оборону Киева.

«В Ирпене было очень страшно. Все время были обстрелы, — продолжает рассказ Людмила. — До шестого марта мы почти все время проводили на подземной парковке. Но потом стало так невыносимо, что мы с некоторыми соседями решили уехать. Думали, так будет безопасней».

Колонна машин медленно ехала в сторону Киева, Людмила ехала в четвертой из них с мужем Алексеем Оглоблей, мамой и родственниками мужа Еленой Довженко, 20 лет, и Вячеславом Гудимовым, 22 года. В Honda, третьей по счету машине, были за рулем соседка Юля Поляничко, 34 года, рядом другой сосед Дмитрий Мироненко, 35 лет, сзади сидели брат мужа Людмилы Артем Оглобля, 28 лет, с женой Татьяной, 32 года. Во второй машине (БМВ) водителем был сосед Сергей Поляничко. Рядом с ним сидела свекровь Людмилы Ольга Чайка, 58 лет, а сзади дочь Сергея и ее подружка, обеим по 10 лет. Людмила не вспомнила их имен. В первой машине, Audi, за рулем был сосед Александр Заря, 30 лет, рядом другой сосед Артем Подкопаев, 32 года, сзади были жена Артема Кристина с полуторагодовалым ребенком.

В коттеджном поселке Стоянка, где накануне еще не было русских, колонна наткнулась на русский блок-пост.

«(Русские солдаты) стали без предупреждения по нам стрелять, бросив гранату под переднюю машину, — говорит Людмила. — Мама Артема (брата ее мужа) погибла сразу же. Пуля попала ей в сердце. Сам Артем в третьей машине получил пулевое ранение в руку, и еще одна пуля ему попала над глазом. Они стреляли еще во вторую машину из РПГ (гранатомета), но БМВ ушла в сторону, и взрыв произошел перед третьей машиной, убив Юлию (Поляничко) за рулем на месте.

Я была на переднем пассажирском сидении в четвертой машине рядом с мужем, моя мама сидела за мной. Пуля попала ей в шею. Мама погибла буквально за пару секунд. У нее из шеи бил фонтан крови. Пуля перебила артерию. Я еще пыталась дать ей свой шарф, чтобы как-то закрыть рану, но было уже поздно — она полностью истекала кровью. Она умирала, а я просто на нее смотрела и ничего не могла сделать. И русские потом начали кричать: „Выходите из машины, ложитесь на землю! Отдавайте телефоны!“».

«Нам не дали забрать раненых»: рассказы выживших при обстреле гражданских машин российскими военными
Сергей Лойко

В первой машине Александр и Артем погибли на месте. Во второй машине на месте погибла свекровь Людмилы. В третьей машине погибла Юлия за рулем. Ее от взрыва всю изрешетило осколками. Рядом с ней Дмитрий Мироненко получил тяжелые ранения в голову, грудь, живот и руку. Муж Людмилы Алексей сломал ребро об руль во время резкой остановки. Позади Алексея в машине Людмилы Вячеслав Гудимов был тяжело ранен. В пятой машине ехала семья соседей: муж с женой и двое маленьких детей. Отец получил ранение в руку, сын в ногу, жена в спину. Остальные семь машин успели развернуться и уехали обратно.

Мне было очень страшно. Я понимала, что мама уходит, — продолжает Людмила. — Я еще очень сильно испугалась за нас, за тех, кто остался жив. Была только одна мысль в голове: а что будет дальше, что с нами сделают?». Артем Оглобля во время обстрела закрыл своим телом жену Татьяну и получил тяжелые увечья. «Он лежал на земле, истекал кровью, которая залила ему все лицо, и кричал от боли, — рассказывает Людмила. — Один из солдат сказал, что он их бесит своим криком, приказал ему заткнуться, иначе он его пристрелит. После чего тот же солдат выстрелил из автомата в землю, у ног Артема.

Сергей Паляничко не верил, что его жена Юлия погибла. Солдаты разрешили ему осмотреть ее труп, после чего у Сергея началась истерика. Сергей и его семья приехали в Ирпень из Луганской области в 2014 году, когда там началась война. Он начал кричать солдатам: «Хватит нас спасать. Один раз мы уже бежали из дома. Так вы пришли сюда спасать нас!». Солдаты наставил на него автоматы.

Я еле уговорила его успокоиться. Его дочка рыдала и просилась к маме. Мы как могли утешали детей. Солдаты только Вячеславу перемотали бедро. Он истекал кровью. Потом бросили нам аптечку, мол, помогайте другим сами. Аптечка была почти пустая». «Я спросила солдат, почему они в нас стреляли, — рассказывает жена Артема Оглобли Татьяна Бескороваева, парикмахер из Ирпеня. — Один мне ответил, что у них приказ стрелять во все, что движется и представляет опасность. Но мы ехали очень медленно. На машинах были приклеены знаки „ДЕТИ“».

В результате этого неспровоцированного ничем расстрела в упор пять мирных жителей — три женщины и двое мужчин — были убиты, шестеро были ранены. Русские солдаты отвели пленных женщин, мужчин и детей в маленький двухэтажный коттедж, рядом с которым стояли танк и БТР, продержали их там полтора часа, потом выделили им три полуразбитые машины и велели убираться побыстрее. Убитых свалили на обочину и не разрешили их забрать с собой. Двух тяжело раненых, Мироненко и Гудимова, которые не могли передвигаться, они оставили у себя. Затем передали другим местным жителям, которые отвезли их в больницу. Оба выжили.

Вся сохранившаяся семья Людмилы сейчас ютится в маленьком домике ее дяди в дачном поселке Ружин под Житомиром. В начале апреля Людмила случайно увидела в Facebook мое видео с телами мамы и свекрови. Она поняла, что можно вернуться в Ирпень и попробовать их найти. В Ирпене ей сказали, что все тела погибших местных жителей свозят в морг в Бояре.

Они с мужем поехали в Боярку. В течение нескольких часов они открывали около пятидесяти черных мешков с мертвыми телами, пытаясь отыскать родных. Безрезультатно. Сотрудник морга посоветовал им прийти на следующий день, когда они выгрузят «новую партию трупов» из рефрижератора, что был припаркован во дворе. В конце концов они обнаружили тела матери и свекрови Людмилы в другом морге, в Киеве. У Людмилы уже не было сил опознавать их. Это сделал Артем с забинтованной головой и рукой в гипсе на перевязи. Артем, давясь от слез, начал было рассказывать, как он опознавал мать, тело которой больше месяца пролежало на улице, но зарыдал и остановился. «Нам, можно сказать, повезло, — продолжила Людмила. — На видео, недалеко от тел наших, лежал труп мужчины, который сильно обглодали собаки. Я безумно страшилась, что и с телами мамы и свекрови такое же произойдет. Но Бог миловал…».

Людмила очень надеется, что убийц в военной форме в конце концов найдут и предадут суду, на котором она готова выступать свидетелем. «Большинство русских военных были в масках, кроме двух молодых солдат. Я их обязательно узнаю, если увижу», — добавила она.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari