Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD61.37
  • EUR62.51
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 5797
История

26 тысяч бакинских эмиссаров: как советские войска «принуждали к миру» Азербайджан

В разгар протестов в Казахстане Россия ввела в республику «миротворческие силы», которые должны были остаться там «до полной стабилизации ситуации». Подобное уже не раз случалось в российской истории. Ровно 32 года назад, 20 января 1990 года, в столицу Азербайджана Баку ввели 26 тысяч советских военнослужащих для «установления мира», на самом же деле - для сохранения республики в составе СССР. Это лишь на короткое время позволило удержать Азербайджан, зато привело к многочисленным жертвам. Впрочем, и Народный фронт Азербайджана недолго впоследствии находился у власти.

В ночь на 20 января 1990 года советские войска численностью около 26 000 человек вошли в Баку под предлогом восстановления конституционного порядка и якобы для защиты местного населения. Они должны были поддерживать в столице Азербайджана режим чрезвычайного положения, хотя о введении чрезвычайного положения было объявлено лишь через несколько часов после ввода войск. Этому предшествовали масштабные бои в Нагорном Карабахе и на границе Армении и Азербайджана, в Баку появились десятки тысяч беженцев.

11 января Народный фронт организовал в столице массовый митинг против бездействия правительства в Карабахском вопросе. Уже через два дня, 13 января, в Баку начались армянские погромы. Группа азербайджанцев попыталась выселить семью армян Ованесовых из их квартиры, отец и сын Ованесовы ранили двух нападавших топором. Один из них, некто Мамедов, от полученных ранений скончался. В тот же день об этом было объявлено на очередном многотысячном митинге Народного фронта, что и спровоцировало погромы. Народный фронт погромы осудил, обвинив республиканское руководство и Москву в сознательном невмешательстве в ситуацию, чтобы оправдать введение войск в Баку и не допустить оппозицию к власти в республике (на март 1990 года были назначены выборы в Верховный Совет Азербайджана, и у Народного фронта были все шансы на победу).

Армянские погромы прекратились уже 15 января, в том числе благодаря действиям структур Народного фронта. Как отмечают Дмитрий Фурман и Али Абасов, «к 15 января армян в Баку уже не осталось - большинство их было эвакуировано народнофронтовскими отрядами».

В результате погромов погибли, по разным оценкам, от 48 до 88 человек, главным образом армяне, но также двое азербайджанцев. 12-тысячный контингент внутренних войск и части Советской армии продолжали сохранять нейтралитет, ограничиваясь охраной правительственных объектов и не вмешиваясь в действия погромщиков.

Бакинские беженцы в аэропорту Красноводска, январь 1990 года
Бакинские беженцы в аэропорту Красноводска, январь 1990 года

15 января 1990 года председатель Совета министров РСФСР Виталий Воротников писал в дневнике: «Заседание Президиума Верховного Совета СССР. Приняли решение об объявлении чрезвычайного положения в НКАО и в прилегающих к ней районах Азербайджана. Горбачев говорит, что экстремистские, коррумпированные силы ведут подстрекательскую работу, втягивают в противоборство население. Эта мера вынужденная. Надо защитить народ, перестройку. Конфликт разрастается. В Баку идут погромы армян, дерзкие преступные акции другой стороны. НКАО - это повод. Суть — взять власть. Мы исчерпали все возможности. Комендантский час введен в Баку, Кировобаде. Далее, видимо, придется в принципе решать вопрос о руководстве обеих республик. Должны сами республики наводить у себя порядок. И наконец, надо принять Заявление Верховного Совета Союза. Объяснить всей стране, почему мы это делаем».

Слова Воротникова - явное подтверждение того, что главной целью советского руководства было не допустить прихода Народного фронта к власти. С 16 по 19 января 1990 года на подступах к Баку была создана крупная группировка войск, включавшая 76-ю и 106-ю воздушно-десантные дивизии и 56-ю воздушно-десантную бригаду, численностью около 50 тыс. человек. Группировку возглавил лично министр обороны маршал Дмитрий Язов.

15 января журналист из казахстанского Павлодара Юрий Поминов писал в дневнике: «В стране и вообще-то творится черт знает что. В Нагорно-Карабахской автономной области — самая настоящая война. В Баку — погромы и охота за армянами. В Армении — 300-тысячный митинг протеста. Понятно, что проблемы, в том числе и национальные, копились многие годы, что жить стало труднее... Говорится о необходимости введения чрезвычайного положения на «горячих» территориях... А их становится все больше... В Нахичевани низложена советская власть. Райком партии, райисполком, радиостудия захвачены местным «народным фронтом». Населению роздано оружие, ранее конфискованное властями. Представители «народного фронта» заявили, что сложат свои полномочия лишь после «справедливого решения проблемы Нагорно-Карабахской автономной области» (она сегодня под контролем Армении, а Азербайджан считает ее своей территорией)... Приплыли... Дальше, как говорится, некуда...»

Райком партии, райисполком, радиостудия захвачены. Населению роздано оружие

16 января Воротников зафиксировал уже слова Михаила Горбачева: «М.С. Горбачев информировал, что реакция на решение от 15 января негативная. Обстановка в Азербайджане тревожная. Там сейчас находятся Примаков, Гиренко, Догужиев. В Армении Слюньков и Силаев. Число погибших от погромов в Баку более 40 человек. В Ереване громят военные склады с оружием. Власти мер не принимают. Заигрывают с экстремистами. Все валят на Центр. Введение чрезвычайных мер оправдано».

К тому моменту выступления в поддержку Народного фронта охватили весь Азербайджан.

Ленинградский писатель Николай Коняев 16 января отметил: «И по «Новостям» какой-то бесконечный кошмар в Азербайджане. Митинги в Баку. Беспорядки в Ленкорани и Джелалабаде. Власть переходит в руки Народного фронта Азербайджана. Народный фронт создает «временный комитет обороны» и требует от властей провести референдум по вопросу об отделении от СССР».

17 января сторонники Народного фронта начали непрерывный митинг перед зданием Центрального Комитета Компартии Азербайджана. Возникла реальная угроза захвата власти еще до мартовских выборов. 19 января киносценарист Анатолий Гребнев записал в дневнике: «В Баку назревают страшные события. Восстание. Фактическая власть в руках НФ. Ну что же, Михаил Сергеевич, есть у вас сила или нет? Самое время — М.б., последний ваш шанс...»

19 января Юрий Поминов пишет: «В Закавказье введено чрезвычайное положение. Уже не межнациональная распря, а боевые действия между армянами и азербайджанцами. За несколько дней погибло 56 человек. Боевики с той и с другой стороны захватывают склады с оружием, бронетранспортеры и танки, обстреливают военные вертолеты из градобойных орудий... Берутся заложники с обеих сторон... И нет этому ни конца ни края... Официальный представитель Азербайджана заявил в Москве, что между его страной и Арменией идет война (разумеется, спровоцированная Арменией). Лидер Народного фронта Азербайджана в интервью турецкой газете утверждает: армяне получают самое совершенное оружие из США и Франции. Это, конечно, явный бред, но на определенную категорию людей действует».

«Армяне получают оружие из США». Это бред, но на определенную категорию людей действует

20 января Воротников зафиксировал настроения советского политического руководства в первый день ввода советских войск в Баку: «Обстановка в Азербайджане. Информация М.С. Горбачева. В Баку введены войска Министерства обороны. Там сейчас Язов и Бакатин. Президиум Верховного Совета Азербайджана Указ о введении чрезвычайного положения не поддержал. Руководство отмежевывается от решительных мер. Запуганы. По существу, республика без власти.

Народный фронт Азербайджана образовал свой штаб, они сами ввели особое положение. Таким образом, руководство республики отдало им власть. Продвижение армейских подразделений тормозят завалы, группы боевиков, автобусы. Стрельба из домов, из такси, в том числе по квартирам советских военных. Впечатление такое, что готовились к нападению. Вынуждены отвечать, после чего боевики разбегаются. Погромы, пожары. Есть жертвы. Предварительные данные о потерях: 57 гражданских лиц плюс 10 военных. Несколько сот раненых. Предложил отозвать первого секретаря ЦК КП Азербайджана Везирова. М.С. Горбачеву в 14.00 выступить по телевидению. МИДу провести пресс-конференцию.Надо сохранить бюро ЦК КП Азербайджана. Председательство по очереди. Объявить там трехдневный траур».

Поминов 20 января так описал обстановку в Баку накануне ввода войск, еще не зная, что войска уже вошли: «В Баку за последние дни убиты и ранены десятки человек, разгромлено более 200 квартир. Из города эвакуировано более десяти тысяч армян... У здания ЦК Компартии Азербайджана — нескончаемый многолюдный митинг. Ораторы осуждают факты бесчинств и насилия, требуют восстановления суверенитета на территории Нагорного Карабаха, говорят о нападении армянских боевиков на азербайджанские села, блокаде железных дорог. Призывы ЦК КПСС, Верховного Совета, Совета Министров СССР к народам двух республик пока не возымели успеха. Введено чрезвычайное положение в Карабахе и некоторых других районах двух республик. Поможет ли это?»

На самом деле ввод войск начали готовить еще до начала армянских погромов в Баку. 2 января 1990 года на заседании Политбюро глава КГБ Владимир Крючков доложил: «Развитие ситуации приобрело непредсказуемый характер. В Джалилабаде власть перешла к так называемому Народному фронту. Происходит фактическое разрушение государственной границы. Необходима помощь пограничникам со стороны армии».

3 января Горбачев создал своеобразное «информационное прикрытие» будущей интервенции перед коллегами перед Политбюро: «Считаю своей главной задачей провести страну через перестройку без гражданской войны. Жертвы неизбежны. Там и здесь кого-то убивают, но это стихийно, от этого никуда не денешься. Другое дело – подавлять силой, оружием. Этого от меня не дождутся».

По свидетельству помощника Горбачева Анатолия Черняева, утром 20 января, одновременно с вводом войск, было тайное заседание Политбюро по Азербайджану, протокол которого или совсем не велся, или до сих пор не опубликован. Наверняка между 2 и 20 января события в Азербайджане и предстоящий ввод войск в Баку неоднократно обсуждались Горбачевым и другими членами Политбюро. Сам же Черняев 21 января так охарактеризовал ситуацию в Азербайджане: «Чрезвычайное положение, в солдат стреляют, они тоже начали стрелять, сотни убитых. НФА обратился к мировому сообществу — спасти народ от геноцида со стороны русских. М. С. ведет бесконечные совещания, вчера трагично выступил по ТV. Но Баку бушует под разными флагами, несмотря на комендантский час и танки. Теперь уже главный лозунг — выход из СССР. Политического решения у М. С. нет, кроме естественной обязанности — защитить людей от погромов, расправ, сожжения армян живьем на улицах и т. п.»

Выступления протеста против ввода войск
Выступления протеста против ввода войск

Фурман и Абасов пишут, что «ввод войск сопровождался крайней жестокостью - стреляли по любой движущейся мишени и просто по темным переулкам и окнам домов».

Посол Нидерландов в Москве Пит Бювалда 21 января скептически оценил возможность полного контроля Москвы над Азербайджаном: «В ночь с пятницы на субботу армия вошла в Баку и с боями, преодолевая баррикады, продвинулась от аэропорта в район центра. Согласно официальным данным погибло более 60 человек. И все-таки еще остается вопрос: возможно ли опять установить полностью и навечно советский контроль над Азербайджаном? — ведь очевидно, что азербайджанцы получают поддержку из Ирана, и Горбачев открыто признал, что одной из причин волнений является исламский фундаментализм».

21 января открылась чрезвычайная сессия Верховного Совета Азербайджанской ССР, на которой присутствовали 237 депутатов, что давало необходимый кворум. Участники сессии признали неправомерным ввод войск в Баку и приостановили действие Указа Президиума Верховного Совета СССР о чрезвычайном положении в городе, заявив, что, если Москва проигнорирует это решение, будет поставлен вопрос о выходе Азербайджана из СССР. 22 января Верховный Совет Азербайджана отменил чрезвычайное положение в Баку, что не произвело на Москву никакого впечатления.

Экипажи нефтеналивных танкеров, заблокировавших вход в бухту, утром направили Горбачеву телеграмму с угрозой взорвать суда, если к полуночи из города не выведут войска. Однако руководство НФА запретило взрывать суда, что грозило экологической катастрофой и неисчислимыми бедствиями для жителей города. 25 января блокирующие бухту суда были захвачены военно-морским десантом.

22 января Анатолий Гребнев отметил: «В Баку — похороны погибших. На улицах — миллион жителей, траур. Сессия Верх. Совета потребовала немедленного вывода войск, нарушивших «суверенитет Азербайджана», угрожая в противном случае провести референдум по поводу выхода из СССР. Плакаты: «Горбачев — убийца», «Долой дашнакское правительство СССР». В прессе сегодня подробности: людей бросали в огонь, в костры, где горело их имущество, выбрасывали из окон...»

Людей бросали в огонь, в костры, где горело их имущество, выбрасывали из окон

В тот же день Юрий Поминов привел статистику жертв введения военного положения в Баку: «По уточненным данным, с 20 по 22 января в Баку погибли 93 человека, в том числе 75 гражданских лиц, телесные повреждения получили 639 гражданских и 76 милиционеров и военных. Опровергаются слухи о том, что до полутора тысяч трупов спрятаны на пароме».

Последующие подсчеты увеличили число жертв среди гражданских лиц, часть из которых была вооружена, до 170 человек, в том числе русских — 6, евреев, татар, лезгин — 7. Среди погибших 6 женщин, 9 детей и подростков. Ранено — 370 человек. Пропал без вести — 321 человек. Со стороны армии погибли 29 человек. Народный фронт Азербайджана всех пропавших без вести отнес к погибшим. Однако следует указать, что пропавшие без вести – это скорее всего в большинстве своем не погибшие, а те, кто покинул Баку в январе 1990 года. После армянских погромов Баку покинуло практически все армянское население, которое к тому времени составляло от 27 до 40 тысяч человек, а после ввода советских войск – также практически все русское население. Тогда же в Армении не осталось азербайджанского населения.

22 января в Баку прошел траурный митинг, в котором приняли участие сотни тысяч людей.

В азербайджанской историографии и политической публицистике за событиями, связанными с вводом советских войск в Баку, утвердилось название «Черный январь». 20 января в Азербайджане стало официальным днем траура и памяти о погибших защитниках независимости.

Жертвы ввода войск
Жертвы ввода войск

Уже 26 января Горбачев сетовал: «В Азербайджане не на кого опереться, не с кем иметь доверенных отношений. А если и можно с кем-то договариваться, это не имеет решающих последствий». И в тот же день министр обороны Дмитрий Язов заявил на пресс-конференции, что войска были введены в Баку, чтобы не допустить свержения власти Коммунистической партии Народным фронтом.

29 января журналист «Огонька» Георгий Елин записал в дневнике: «В редакцию принесли фотографии побоища в Баку, о котором не то что писать — говорить запрещено: типичная акция устрашения. Снимки жуткие: убитый старик, в упор застреленный ребенок, раздавленная гусеницами танка девушка... Кроме того, что это преступление государственного масштаба, и оправдания ему не может быть никакого, неизбежно возникает вопрос: неужто обошлись без санкции Горби? А если он, как царь Николай Кровавый, не в курсе, то грош цена и его правлению, и всему, что под его началом затевается».

Снимки жуткие: убитый старик, в упор застреленный ребенок, раздавленная гусеницами танка девушка

Существующих проблем Азербайджана и его взаимоотношений с Арменией военная интервенция не разрешила. Были арестованы около 80 активистов Народного фронта во главе с его председателем Абульфазом Алиевым. Сменилось партийное руководство Азербайджана. 25 января 1990 года Абдурахмана Векирова, правившего в Азербайджане всего 20 месяцев, на посту первого секретаря компартии Азербайджана сменил Аяз Муталибов.

Но уже осенью 1991 года Азербайджан стал независимым, а в мае 1992 года к власти в республике вернулся Народный фронт. Если бы тогда, в январе 1990 года, в Баку не вошли советские войска, Азербайджан, возможно, наряду с Литвой стал бы одной из первых советских республик, провозгласивших независимость уже в первые месяцы 1990 года. Это наверняка ускорило бы процессы дезинтеграции в СССР, но совсем не обязательно гарантировало бы демократическое развитие Азербайджана. В реальности, как известно, правление Народного фронта продлилось всего год. Уже в июне 1993 года к власти вернулся Гейдар Алиев, установивший в Азербайджане жесткий авторитарный режим.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari