Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD73.74
  • EUR83.24
  • OIL71.34
English
  • 6827
История

«Война будет проиграна, но драться надо». 100 лет советско-грузинской войне

Борис Соколов

16 февраля 1921 года началась первая война, в которой Советскую Россию можно было считать агрессором. В этот день советская 11-я армия во главе с Анатолием Геккером с территории Азербайджана перешла южную границу Грузии и заняла Красный мост через реку Храми и село Шулаверы.

Всего за 9 месяцев до вторжения в Москве был заключен мирный договор о признании независимости Грузинской демократической республики. РСФСР обещала не вмешиваться в её внутренние дела. Грузия же не только отказалась от размещения на своей территории иностранных войск и от поддержки российского белого движения, но и согласилась легализовать деятельность Коммунистической партии Грузии, что, как показали дальнейшие события, было большой ошибкой. Местные большевики теперь получали деньги и инструкции прямо из советского полпредства в Тифлисе (полпредом был видный советский функционер и профессиональный революционер Сергей Киров) и открыто вели подрывную деятельность против правительства Грузии.

Ранее Красная Армия советизировала две другие закавказские республики – Азербайджан (в мае 1920 года) и Армению (в начале декабря 1920 года). Но здесь обошлось без войны. В Азербайджане мусаватистское правительство под давлением своего союзника – кемалистского правительства Турции, которое одновременно было союзником Советской России и имело свои войска на азербайджанской территории, согласилось без боя отдать власть местным большевикам и стоявшей за ними Красной Армией. Предполагавшуюся тогда же советизацию Армении и Грузии пришлось отложить из-за начала советско-польской войны и отправки большей части советских войск с Кавказа воевать против Польши и Врангеля.

После заключения советско-польского перемирия и эвакуации Русской армии Врангеля из Крыма наступление на Армению и Грузию вновь стало актуальным. Российским коммунистам опять помогла кемалистская Турция. Дашнакское правительство Армении начало войну с турками, рассчитывая взять под контроль турецкую Западную Армению, передаваемую Еревану по условиям Севрского мирного договора. Однако кадровые турецкие войска легко разбили только что сформированную армянскую армию и заняли значительную часть Восточной Армении. После этого дашнакское правительство предпочло не оказывать сопротивления вошедшей на армянскую территорию Красной Армии, в которой многие армяне видели единственную защиту от турок. Страны Антанты к тому времени оставили Закавказье на произвол судьбы. Первоначально предполагалось, что этот регион будет находиться в зоне ответственности США, которые должны были сменить порвавшую с Антантой Россию. Но после того как Америка оказалась вне Версальской системы, Англия и Франция не имели ни сил, ни желания заполнить создавшийся вакуум в Закавказье.

У власти в Грузии находилось правительство Социал-демократической партии, члены которой в прежней РСДРП входили во фракцию меньшевиков. В отличие от России, большевики в Грузии были гораздо менее популярны, чем меньшевики. Правительство, возглавляемое ветераном революционного движения Ноем Жордания, пользовалось широкой народной поддержкой. В Грузии сторонники большевиков были в явном меньшинстве. Но меньшинство это было агрессивное и вооруженное. При поддержке из России большевики в Грузии вели партизанскую борьбу в приграничных районах. Их также поддерживали абхазы в Абхазии и осетины в Южной Осетии. Борьба с партизанами отвлекала значительные силы грузинской армии.

Начало операции

26 января 1921 года пленум ЦК РКП(б) принял решение о проведении военной операции и оккупации Грузии. 6 февраля командующий Кавказским фронтом Красной Армии Владимир Гиттис отдал приказ о создании под командованием Михаила Великанова группы войск Тифлисского направления в составе двух стрелковых дивизий, кавалерийской дивизии, стрелковой бригады, Армянской кавалерийской бригады, Отряда особого назначения и танкового отряда.

В ночь с 11 на 12 февраля советские части в Армении атаковали грузинскую пограничную стражу у деревни Шагали в Борчалинском уезде вблизи нейтральной зоны между Грузией и Арменией, а советские агенты начали восстание в армянских и русских селениях, что помогло Красной Армии занять Борчалинский уезд. 15 февраля Ленин приказал штабу Кавказского фронта занять Тифлис и оккупировать Грузию, но сделал это в завуалированной форме:

Цека рассматривает операции РВС 11 как местную защиту повстанцев нейтральной зоны от грозящего им истребления со стороны белогвардейцев. Считайтесь с этим политическим характером вашей операции во всех ваших публичных выступлениях. Разумеется, мы ожидаем от РВС 11 энергичных и быстрых действий, не останавливающихся перед взятием Тифлиса, если это по военным соображениям необходимо для действительной защиты нейтральной зоны от нового нападения.

В действительности на нейтральную зону напали советские войска, но для истории, а также для держав Антанты действия Красной Армии по оккупации Грузии должны были выглядеть как вынужденный ответ на нападение, которого в действительности не было.

Оккупация Грузии должна была выглядеть как вынужденный ответ на нападение, которого не было

16 февраля образованный местными коммунистами Ревком Грузии провозгласил «Грузинскую советскую республику» и обратился с просьбой о военной помощи к правительству РСФСР. 16 февраля силы 9-й Кубанской армии под командованием Виктора Чернышёва вторглись в Абхазию, где 17 февраля был образован Абхазский ревком. Здесь боевые действия продолжались до 14 марта, когда советские войска взяли Поти. 18 февраля семитысячная армянская армия, после того как дашнаки успели разочароваться в большевиках, подняла восстание и заняла Ереван. Но советское командование отложило подавление восстания в Армении на будущее, оставив для блокирования повстанцев примерно равную им по численности группировку войск.

Основные боевые действия разворачивались на тифлисском направлении. Только что назначенный командующим грузинской армией генерал-майор князь Георгий Квинитадзе (он был генералом еще в российской армии) считал сопротивление безнадежным, но не бесполезным. Он заявил командующему Народной гвардией Валико Джугели, что из-за отсутствия «мало-мальски серьезных мер к обороне страны… война несомненно будет проиграна, но что во всяком случае драться надо».

Командующий грузинской армией генерал-майор князь Георгий Квинитадзе
Командующий грузинской армией генерал-майор князь Георгий Квинитадзе

Силы неравны

Квинитадзе оказался единственным человеком в правительстве, который не растерялся и организовал сопротивление агрессору. Он располагал 21-22 тысячами штыков регулярной армии и 11-12 тысячами штыков Народной гвардии (ополчения социал-демократической партии). Уже после начала войны армия пополнилась примерно 2000 добровольцев, но это была капля в море. Кавалерии у грузин было мало – около 500 сабель. Из всех войск примерно треть действовала на северной границе, в Абхазии, а также на южной границе, где находилась 20-тысячная группировка турецких войск. По имеющимся подсчетам историков, грузинская армия имела на вооружении 46 артиллерийских орудий, несколько сот пулеметов, 56 самолетов, 4 бронепоезда, несколько бронемашин. Советские войска насчитывали более 45 тыс. штыков и 4300 сабель, 196 орудий, 1046 пулеметов, 50 самолетов, 7 бронепоездов, 3 танка, более 24 бронемашин. Кроме того, на советской стороне сражалось около 9 тыс. абхазских и южноосетинских ополченцев и коммунистических партизан Грузии. На стороне Красной Армии был более чем четырехкратный перевес в артиллерии, более чем двукратный перевес в пулеметах, подавляющее превосходство в танках, бронемашинах и кавалерии. В воздухе перевес тоже был на советской стороне. Грузинские пилоты превосходили советских по уровню подготовки, но из-за острой нехватки горючего и запчастей могли поднять в воздух лишь немногие самолеты. Учитывая наличие также 20-тысячной группировки турецких войск, стратегически положение грузинской армии выглядело безнадежным.

С другой стороны, разгромленная под Варшавой Красная Армия к тому времени утратила ореол непобедимости. Красноармейцы устали от трехлетней гражданской войны (а многие воевали еще и в Первую мировую). В России бушевали крестьянские восстания, надвигался голод. Квинитадзе в мемуарах утверждал, что, если бы правительство следовало его рекомендациям по строительству армии, то можно было бы мобилизовать и вооружить достаточное число военных, чтобы достичь равенства с силами агрессора. Вероятно, в какой-то момент Квинитадзе надеялся на «чудо на Куре». Но эти надежды вряд ли можно назвать обоснованными.

Грузинское ополчение
Грузинское ополчение

Население Грузии в 1917 году составляло 2,3 млн человек - в 11 раз меньше, чем в Польше (там в 1919 году в тех границах, которые были установлены в 1921 году, жили 26,3 млн человек). При таком населении поляки смогли в 1920 году разгромить Красную Армию, выставив, при максимальном напряжении всех ресурсов, 200-250 тыс. человек, что было примерно равно численности советских войск на польском фронте. Грузии для достижения равенства сил с советской группировкой требовалось выставить на фронте, с учетом необходимости держать часть сил против турок, не меньше 50-60 тыс. человек.

Это потребовало бы почти втрое большего напряжения мобилизационных ресурсов, чем в Польше, что было явно непосильно для молодой республики, особенно с учетом того, что дополнительных призывников надо было обучить, вооружить и снабжать всем необходимым. Главное же, даже такое немыслимое напряжение всех сил, как признавал Квинитадзе, ничего не давало в стратегическом плане. Советское командование просто перебросило бы еще несколько десятков тысяч солдат к грузинским границам, благо основные фронты гражданской войны были уже ликвидированы. Это оттянуло бы начало войны на несколько недель, но никак не повлияло бы на ее исход.

Недолгое сражение

Квинитадзе предугадал направление главного советского удара в районе у Соганлуги и сосредоточил там основные силы. Грузинская армия оправилась от неожиданного советского нападения и под командованием генерала Георгия Мазниашвили (подполковника русской армии) нанесла здесь войскам 11-й армии тяжелое поражение, захватив 1600 пленных. Юнкера Тифлисского военного училища во главе со своим начальником полковником князем Александром Чхеидзе героически обороняли подступы к столице Грузии. Но силы были слишком неравны. Превосходящие силы советской кавалерии и бронечастей обошли обороняющихся. К 25 февраля Тифлис был почти полностью окружен. Квинитадзе вывел основные силы грузинской армии, включая всех советских пленных, из окружения в Западную Грузию. 25 февраля Тифлис заняли советские войска. Теперь этот день в Грузии известен как день советской оккупации

Часть грузинских солдат и гвардейцев ушла в горы для ведения партизанской борьбы. С оставшимися силами Квинитадзе планировал создать последний оборонительный рубеж на реке Риони, опираясь на Батум. Он вспоминал:

...приехав в Батуми, я хотел эту крепость приготовить к обороне; это был наш последний оплот и, имея морские сообщения совершенно свободными, мы могли продолжать оборону, почерпая ресурсы извне. Однако, присутствие в Батуми турецких войск, этих негласных, но несомненно союзников большевиков, не допускало этой возможности.

В тыл грузинам ударила турецкая армия, занявшая Артвин, Ардаган. 8 марта турки вошли в Батум. За Батум им пришлось сражаться с грузинскими войсками под командованием Мазниашвили, причем турецкие потери составили 30 убитых, 46 пропавших без вести и 26 раненых.

Из-за этого важного порта между Анкарой и Москвой произошел конфликт. Ленин отказался передавать туркам Батум, к которому была направлена 18-я кавалерийская дивизия Дмитрия Жлобы. Поскольку турецкая армия полностью зависела от поставок вооружения и денежных средств из России, Кемаль-паша вынужден был уступить. 16 марта 1921 года в Москве был подписан советско-турецкий договор о дружбе, по которому Артвин, Ахалцих и Ардаган отходили Турции, а Батум оставался в составе Советской Грузии. Тем временем правительство Грузии, видя бессмысленность продолжения боев, 17 марта заключило перемирие с РСФСР. В Кутаисе его подписали министр обороны Грузии Григол Лордкипанидзе и полномочный представитель советской стороны Авель Енукидзе. 18 марта правительство Грузии заключило соглашение, позволившее Красной Армии занять Батум и всю территорию Грузии, но от капитуляции отказалось и в тот же день с остатками армии покинуло Батум, отправившись в эмиграцию. Часть грузинских войск завязала бои с турецким гарнизоном. 19 марта турки ушли из Батума, а Мазниашвили с остатками своих войск сдался вошедшей в город дивизии Жлобы.

Что было дальше

Грузинская армия сопротивлялась достойно, но не могла переломить неблагоприятную для Грузии геополитическую обстановку начала 20-х годов прошлого века. Грузины потеряли около 3 200 убитыми и пленными. Кроме того, погибло не менее 3 тысяч мирных жителей, главным образом при советских обстрелах и бомбардировках Тифлиса. Советские потери оценивались не менее чем в 5,5 тыс. убитых и 2500 пленных (900 из них было захвачено в Абхазии).

Судьба большинства участников советско-грузинской войны сложилась печально, причем с обеих сторон. Жордания умер в 1953 году в возрасте 84 лет в эмиграции в Париже, так никогда больше и не увидев родину. Также во Франции в 1970 году в возрасте 96 лет умер Квинитадзе. Его мемуары о советско-грузинской войне были опубликованы посмертно. Лордкипанидзе остался в Грузии, но уже в мае 1921 года был арестован и депортирован в Россию. В дальнейшем он неоднократно арестовывался. В сентябре 1937 года Лордкипанидзе был расстрелян (по другой версии, умер в тюрьме во время следствия).

Джугели в 1923-1924 годах жил во Франции. В 1924 году он нелегально вернулся в Грузию для подготовки восстания. 6 августа, перед самым началом восстания, он был арестован ЧК. Узнав, что чекистам известен план восстания, Джугели, по их просьбе, публично обратился к своим соратникам с призывом отменить восстание. Но оно состоялось и было жестоко подавлено. После этого, 30 августа 1924 года, Джугели был расстрелян. Следует подчеркнуть, что красный террор в Грузии всерьез развернулся не после оккупации в 1921 году, а именно после подавления Августовского восстания 1924 года, когда в боях погибло около 3 тысяч повстанцев и еще около 10 тысяч расстреляли.

Мазниашвили остался на родине, служил командиром дивизии и инспектором пехоты в Красной Армии Грузии, но уже в 1923 году был обвинен в заговоре, арестован и после двухлетнего заключения выслан в Иран. Оттуда перебрался во Францию и несколько лет спустя по разрешению советских властей вернулся в Грузию, но не получил там ни работы, ни пенсии. В 1937 году Мазниашвили был арестован и расстрелян. Чхеидзе служил в польской армии в чине бригадного генерала. После ухода в отставку в 1931 году поселился во Львове. После советской оккупации Восточной Польши в сентябре 1939 года, был арестован, но в отличие от других польских офицеров, не был расстрелян в Катыни, а в декабре 1940 года был направлен в Москву. Дальнейшая судьба Чхеидзе неизвестна, но скорее всего он был расстрелян НКВД в 1941 году во внесудебном порядке.

Почти все советские военные, участвовавшие в оккупации Грузии в 1921 году, как и их противники, были бывшими офицерами царской армии, и почти у всех судьба была печальной, как и у принимавшего фактическую капитуляцию Грузии Енукидзе. В 1935 году его обвинили в моральном разложении и потери бдительности и исключили из партии, а в 1937 году расстреляли. Геккера расстреляли в 1937 году, а Гиттиса, Жлобу и Великанова – в 1938 году, по стандартному обвинению в участии в «военно-фашистском заговоре». Только Чернышёв уцелел. В марте 1938 года его арестовали, но в декабре 1939 года освободили без предъявления обвинений. В дальнейшем Виктор Николаевич преподавал в академии, дослужился до генерал-лейтенанта и умер своей смертью в 1954 году в возрасте 73 лет. Но так повезло немногим.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari